Антироссийские санкции — глупое и вредное решение

Немецкие журналисты попросили президента России прокомментировать санкции, введённые в отношении Москвы, — в том числе в ответ на вхождение Крыма в состав РФ.

«Что касается реакции наших западных партнёров, мне кажется, она была ошибочной и направлена не на поддержку Украины, а на сдерживание роста возможностей России. Мне кажется, что этого не следует делать — в этом и заключается главная ошибка. А нужно, наоборот, использовать возможности друг друга для взаимного роста, для совместного решения проблем, перед которыми мы стоим», — ответил Путин.

«Вы сказали о санкциях. Я думаю, что это глупое решение и вредное. Я говорил о том, что у нас товарооборот был с Германией $83‒85 млрд, и тысячи рабочих мест в Германии были созданы в результате этой совместной работы. Для нас какие ограничения? Это не самая сложная вещь, которую мы переживаем, но тоже вредная для нашей экономики — выход на внешние финансовые рынки», — отметил президент.

Крым — не границы, а люди

Впрочем, сотрудников Bild волновали не только конкретные меры Запада против России, но и общее ухудшение отношений с Москвой. Они решили поинтересоваться у российского президента, стоил ли Крым того, «чтобы ставить на карту сотрудничество с Западом».Владимир Путин попросил журналистов уточнить, что именно они подразумевают под Крымом, на что немцы ответили, что имеют в виду изменение границ.

«А я под этим понимаю людей — 2,5 млн человек. Это люди, которые испугались переворота. Надо прямо сказать: были встревожены государственным переворотом на Украине. И после переворота в Киеве (а это было не что иное, как государственный переворот, как бы его ни приукрашивали) крайне националистически настроенные силы, которые приходили тогда к власти и отчасти, даже в значительной степени, пришли к власти, просто впрямую начали угрожать людям. И русским людям, и русскоязычным людям, проживающим на Украине вообще и в Крыму в частности, потому что там концентрация русских и русскоговорящих больше, чем во всех других частях Украины», — возразил Владимир Путин.

Президент отметил, что жители полуострова пришли на референдум и проголосовали. И результаты референдума свидетельствовали о том, что они хотели воссоединиться с Россией.

Главная ошибка после развала СССР

По мнению российского президента, главной ошибкой, допущенной российскими властями после распада СССР, было игнорирование собственных национальных интересов.

Президент признал, что Россия сделала ряд неверных шагов в этот переломный период. «Мы не заявляли о своих национальных интересах, а нужно было делать это с самого начала. И тогда, может быть, мир был бы более сбалансированным», — отметил Путин.

Россия в борьбе с ИГ поддерживает и войска Асада, и вооружённую оппозицию Сирии

Владимир Путин пояснил немецким журналистам, что вклад Москвы в борьбу с терроризмом в Сирии не ограничивается исключительно поддержкой сирийских правительственных войск.

«Вы говорили о том, куда и как мы наносим удары, а сейчас говорите об Асаде как о нашем союзнике. А вам известно, что мы поддерживаем боевые действия вооружённой оппозиции, которая борется с ИГИЛ? Вооружённой оппозиции к Асаду, которая борется против ИГИЛ! Причём мы согласовываем с ними наши действия и поддерживаем ударами нашей авиации их наступательные операции на различных участках фронта. Речь идёт о сотнях, тысячах вооружённых людей, которые борются с ИГИЛ. Мы поддерживаем как армию Асада, так и вооружённую оппозицию. Некоторые из них уже публично заявили об этом, некоторые предпочитают молчать, но работа идёт», — прокомментировал ситуацию президент России.

На Турцию никто не нападал

В контексте действий ВКС РФ в Сирии немецкие собеседники не могли не поднять вопрос о разладе в отношениях между Москвой и Анкарой. Их особенно волновало, не приведёт ли это к началу настоящих боевых действий, так как Турция является государством — членом НАТО.

«Турция — член НАТО. Но проблемы, которые возникли, не связаны с членством Турции в НАТО — на Турцию никто не нападал. Турецкое руководство вместо попыток объясниться с Россией за совершённое военное преступление, в связи с тем, что они сбили наш военный бомбардировщик, наносивший удары по террористам, кинулось в штаб-квартиру НАТО искать защиты. Выглядит это очень странновато и, на мой взгляд, для Турции унизительно», — пояснил Владимир Путин.

«Повторяю ещё раз: НАТО должно защищать своих членов от нападения на них. Но на Турцию никто не нападает. Если у Турции есть какие-то интересы где-то в мире, в ближайших государствах, в других странах, это значит, что НАТО должно защищать и обеспечивать все эти интересы, что ли? Это значит, что такой член НАТО, как Германия, должен помогать Турции осваивать близлежащие территории, что ли?» — задал встречные вопросы российский лидер.

Он также выразил надежду, что ухудшение политических отношений с Турцией не приведёт к «масштабным столкновениям». Но отметил, что в случае необходимости Россия воспользуется всеми доступными средствами, чтобы обеспечить свою национальную безопасность.

Международный терроризм использовали в борьбе против России

Президент России также вспомнил, как мировые СМИ освещали борьбу с терроризмом на территории самой РФ в 1990-х и начале 2000-х годов, а западные политики использовали международные террористические силы в борьбе против Москвы.

«Но то, что международный терроризм использовался в борьбе против России, а никто либо не обращал на это внимания, либо, наоборот, поддерживал (антигосударственным силам России оказывали поддержку политическую, информационную, финансовую, а иногда даже вооружённую поддержку оказывали), — это для нас очевидный факт. И конечно, знаете, в этот момент мы осознали, что разговоры разговорами, а геополитические интересы — это совершенно другое дело», — пояснил Путин.

Расширение НАТО

Президент России в беседе с немецкими журналистами также заявил, что, по его мнению, НАТО не стоило расширяться после окончания холодной войны. Наоборот, тогда необходимо было создать новый формат, объединяющий всю Европу, и он бы позволил эффективно решать актуальные проблемы.

«Что, разве в уставе написано, что НАТО обязано принимать всех, кто захочет? Нет. Нужны критерии, нужны условия. Была бы политическая воля, всё бы смогли сделать, если бы захотели. Не хотели просто. Хотели царствовать. Уселись на этот трон. И что дальше? Теперь мы обсуждаем кризисные ситуации», — подчеркнул Путин.

«А если бы сделали так, как предлагал старый умный немец, господин Эгон Бар, то есть создали бы нечто новое, объединяющее Европу, то и кризисов бы этих не было. Была бы другая ситуация, были бы свои проблемы. Но, может быть, они не приобрели бы такой остроты, понимаете?» — добавил он.

«Я не друг, не невеста и не жених, я президент РФ»

Собеседники Владимира Путина также спросили, когда Европа сможет вновь увидеть в российском президенте друга.

«Вы меня спросили: ваш покорный слуга — друг или не друг? Отношения между государствами строятся немножко по-другому, не как отношения между людьми. Я не друг, не невеста и не жених, я президент Российской Федерации. 146 млн человек — у этих людей есть свои интересы, и я обязан их отстаивать. Мы готовы это делать не конфронтационно, мы готовы искать компромиссы, но, конечно, на базе международного права, единообразно всеми понимаемого», — ответил российский лидер.

Быть сверхдержавой — дорого и ни к чему

Москва не претендует на роль сверхдержавы — «это дорого и ни к чему», отметил Путин. Впрочем, называть Россию региональной державой, по его мнению, также ошибочно — непонятно, к какому региону тогда относится настолько обширная страна, граничащая и с Европой, и с Азией, и с Северной Америкой.

«Если говорить о России как о региональной державе, то сначала нужно определиться, о каком регионе идёт речь. Надо посмотреть на карту и сказать: это какая, европейская, часть? Или восточная часть, где у нас соседями являются Япония и Соединённые Штаты, если иметь в виду Аляску и Китай? Это азиатская часть? Или это, скажем, южная часть? Или посмотреть на север. По сути, на севере мы граничим с Канадой через Ледовитый океан. Или на юге? Где? О каком регионе идёт речь? Я думаю, что рассуждения о других странах, попытка рассуждения о других странах в уничижительном порядке — это обратная сторона стремления доказать свою исключительность. Мне кажется, что это ошибочная позиция», — высказал точку зрения российский лидер.

Ангела Меркель и лабрадор Путина

Наконец, немецкие журналисты вспомнили и о случае, который произошёл в 2007 году во время встречи Путина с канцлером ФРГ Ангелой Меркель. Тогда президент России привёл на беседу с Меркель своего лабрадора Кони, что заставило главу Германии заметно нервничать: она боится собак.

Владимир Путин признался сотрудникам Bild, что до того случая не знал об этом. Позднее, рассказал президент, он принёс личные извинения главе немецкого правительства.

«Нет, конечно. Ничего я об этом не знал. Мне, наоборот, хотелось ей сделать приятное, когда я ей показал свою собаку. Я потом объяснился с ней и извинился за это», — вспомнил Путин.

Источник…