Главная » Новости » Израиль: рост экстремизма среди борцов с экстремизмом

Израиль: рост экстремизма среди борцов с экстремизмом

1

В то время как весь мир, все СМИ каждый день рассказывают об ужасах исламизма, у обычного зрителя создается впечатление, что иных угроз радикализма в окружающем мире нет. При этом государственная машина и политические силы разных стран используют действительно острую проблему борьбы с ИГ и другими подобными группировками для прикрытия политического экстремизма и религиозного радикализма в собственных странах. Более того, обыватель привыкает думать, что неисламский экстремизм не есть что-то противоправное и антиобщественное, а является лишь одним из средств противодействия исламистской угрозе. Подобное снисходительное отношение к «правильному» экстремизму приводит, как это уже не раз бывало в истории, к печальным итогам. В конце концов государству придется сделать крайне тяжелый выбор: либо начать тяжелую, долгую и дорогостоящую борьбу с собственными радикалами, либо принять их идеологию.

Но есть еще одна страна, которую никто и не смеет заподозрить в экстремизме. Все ее существование, вся ее борьба с соседями и весь груз европейского прошлого ее граждан, позволяют ее руководству решительно отвергать все обвинения в свой адрес. И хотя на протяжении XX века сами евреи не раз прибегали к террору во имя создания и сохранения собственного государства (организации «Иргун», «Лехи» и им подобные), все-таки для большинства государств Израиль предстает в качестве жертвы террора. Тель-Авив старается максимально использовать образ гонимой нации, а между тем собственные  радикалы ничуть не лучше своих арабских оппонентов. И силы их крепнут день ото дня.

Развитию экстремизма, в первую очередь религиозного, в Израиле способствуют несколько причин.

Непрекращающаяся война

Одна из наиболее явных причин радикализма – существование государства в состоянии перманентного конфликта. С момента основания Израилю пришлось оружием доказывать право на существование. За 70 лет на Ближнем востоке у страны не появилось ни одного настоящего союзника. В лучшем случае удается добиться нейтралитета отдельных соседей и то, во многом благодаря внешнему американскому давлению. Постоянное вооруженное противостояние вынуждает израильтян прибегать к все более жестким мерам в отношении своих врагов. В ответ на действия арабских террористов у военных и спецслужб еврейского государства есть соблазн все чаще прибегать к более радикальным мерам, не вписывающимся в представление о демократических идеалах западного общества. И это, по большому счету, не вызывает реакции отторжения как внутри страны, так и в мировом сообществе. Одно то, что уничтожение израильскими спецслужбами лидеров «Черного сентября», виновных в мюнхенской трагедии 1972 года, давно служит примером для борцов с терроризмом по всему миру, говорит о многом. И не про какие нарушения демократических прав и свобод при этом большинство не вспоминает. А между тем, армия и спецслужбы Израиля, признаваемые одними из самых боеспособных и эффективных в мире, меняются. К примеру, по данным The Christian Science Monitor, число верующих в офицерском составе израильской армии за последние 10 лет выросло в 10 раз, до 25%.

Политика государства в отношении поселений

На протяжении ряда десятилетий руководство Израиля продвигало идею расширения границ государства за счет соседей. Явные аннексии и создание буферных зон перемежалось с более «мирным» проникновением путем строительства и обустройства еврейских поселений на арабских территориях. При этом очевидно, что это вызывало недовольство соседей и вело к эскалации конфликта. Противопоставить же арабскому сопротивлению переселенцам можно только консолидирующую идею, способную компенсировать психологические трудности и материальные потери рядовых граждан. И этой идеей постепенно становится религиозный радикализм. Попытка А. Шарона решить палестино-израильский конфликт путем одностороннего отказа от еврейских поселений в Секторе Газы и Самарии в 2005 году по мнению многих израильтян привела лишь к укреплению их врагов, в первую очередь, движения «Хамас», захватившего и удерживающего власть в Секторе. Разочарование в политической линии государства толкает определенную часть населения и, в первую очередь, переселенцев в сторону радикалов.

Кроме того, доля еврейских поселенцев, проживающих на оккупированных Израилем территориях, в общей численности еврейского населения достаточно велика и исчисляется сотнями тысячам человек. И многие переселенцы идут в армию, так как идея защиты Израиля для них значит больше, чем просто абстрактное понятие. Это защита их домов и семей. Для 8-миллионной страны это значительная сила.

Демографические изменения

Как ни странно это звучит, но за последние десятилетия доля евреев в составе населения Израиля сократилась до 74,9%. По данным Центрального статистического бюро Израиля, в 2002 году этот показатель равнялся 77,2%, а доля арабов пусть и незначительно, но растет с 19% до 20,7%. Но интересно даже не это. Статистика показывает, что и внутри еврейского населения также происходят интересные сдвиги. Так, например, средняя израильская семья имеет 3 детей. Однако, на светскую израильтянку приходится 2,1 ребенка, верующую – 4,3, а на ортодоксальную – 6,5! Согласитесь, разница видна невооруженным взглядом.

Образование

По информации издания Newsweek, образование и воспитание израильских детей претерпевает тектонические изменения. От 25 до 33% еврейских детей посещают ортодоксальные школы, естественные науки и математика в которых могут и не преподаваться. Если в 90-х в религиозных (включая ортодоксальные) школах обучалось 40% учащихся в стране, то сейчас их число достигло 60%.

Исследования Dahaf Institute показали, что около 60% еврейской молодежи в возрасте до 24 лет поддерживают правые взгляды и в случае необходимости предпочли бы жесткие действия в области безопасности демократическим ценностям.

Психологические аспекты

Многие израильтяне в связи с постоянными атаками палестинцев испытывают постоянное психологическое напряжение в связи с возможными террористическими атаками. В первую очередь оно проявляется в обостренной подозрительности в отношении нееврейского населения. Ярким доказательством может служить убийство в октябре 2015 года африканского мигранта, которого приняли за террориста.

Еще одним громким примером стало проявление ксенофобии в самолете Афины-Тель-Авив Эгейских авиалиний 3 января 2016 г., когда по требованию пассажиров-евреев с рейса были сняты 2 израильтянина арабского происхождения. Сначала по требованию возмущенных евреев оба араба были подвергнуты повторной проверке службой безопасности, которая не выявила ничего подозрительного. Но возмущенные израильтяне не унимались, и компании пришлось снять арабов с рейса.

Эти и другие причины способствуют росту радикальных взглядов в обществе. Однако, факты свидетельствуют о том, что государство само склонно использовать радикальные методы борьбы и население все более радикализуется вслед за развивающейся ситуацией. Израиль долгое время использовал тактику «разделяй и властвуй», поддерживая или, по крайней мере, не противодействуя ряду экстремистских арабских группировок, рассчитывая на то, что они борясь за свое лидерство ослабят палестинское сопротивление и не дадут арабам объединится для совместной борьбы с еврейским государством. В 80-х и 90-х Тель-Авив закрывал глаза на разраставшийся «Хамас», рассчитывая на его борьбу с Арафатом и ООП. Действия Израиля в Ливане и подогреваемая им конфронтация между христианами-маронитами и мусульманами во многом привели к гражданской войне, последствия которой до сих пор отравляют внутреннюю ситуацию в этой стране.

Даже в отношении ИГИЛ Израиль занял выжидательную позицию и терпеливо ждал финала сирийского конфликта. Асад представлялся Тель-Авиву значительно более серьезным противником, потому внутренний конфликт в САР на руку израильтянам, и столь ярые борцы с терроризмом спокойно наблюдали за гражданской войной у своей границы. Даже если Асад, на помощь которому пришла Россия, устоит, он явно не сможет держать значительные военные силы на границе с Израилем. Да и требования о возврате Голанских высот будут выглядеть не столь убедительно и не найдут поддержки среди ближневосточных государств, уже давно разделившихся на два противоборствующих лагеря. Кроме того, на стороне действующего президента Сирии выступают заклятые враги Израиля – Иран и Хезболла.

Интересен тот факт, что другой противник — Хамас — поддержал сирийскую оппозицию, что привело к охлаждению отношений группировки с тем же Ираном, что тоже можно записать в плюсы для Тель-Авива. Более того, в борьбе с Хамас ИГИЛ становится ситуативным союзником Израиля! Разрастающаяся борьба между двумя группировками в Секторе Газы и тут на руку Тель-Авиву. Внешнего давления, блокады и военных операций израильтян оказалось недостаточно, чтобы за десять лет уничтожить или хотя бы серьезно ослабить Хамас. Теперь же группировки, присягнувшие ИГ, и их спонсоры из Эр-Рияда и Дохи сами все сделают.

К слову сказать, последние события свидетельствуют и о перспективе нормализации в ближайшее время отношений между Израилем и Турцией, ищущей союзников после расстрела российского бомбардировщика. Извинений и компенсаций семьям погибших от рук израильского спецназа турецких моряков Турция якобы уже добилась от Тель-Авива, а по требованию снять блокаду с Сектора Газы стороны смогли найти компромисс, сузив «принципиальный вопрос» до простого разрешения поставки в регион турецких товаров. Правильно. Разве может для  Турции идея защиты единоверцев, которые в любой момент могут качнуться в сторону Ирана, стоить союза с самым сильным в военном плане государством региона, пользующимся всемерной поддержкой Вашингтона? А Израилю разве нужно вдаваться в нюансы внутренней политики османов, если они заявляют о поддержке антиасадовских, а значит и антииранских сил в Сирии?

Но политическое лицемерие давно опробованный метод. А вот радикализм собственного населения – это совершенно другое явление. Сейчас стало популярным объединять атаки палестинцев на израильтян за последние полгода красивым и страшным названием «интифада ножей». Однако, все уже давно забыли с чего все началось. А поводом послужило сожжение еврейскими экстремистами арабской семьи в селении Дума в июле 2015 года. В результате расследования выяснилось, что одним из нападавших является еврейский экстремист в третьем поколении, внук небезызвестного Меира Кахане, еврейского националиста, создавшего еще в далеком 1968 в США «Лигу защиты евреев».

Нам постоянно рассказывают об арабских террористах, но среди наиболее кровавых и резонансных терактов израильской истории, многие совершены отнюдь не арабами. Вот только несколько примеров:

2005 год. Израильский военнослужащий, находящийся в самоволке, Эден Натан Зада расстрелял автобус с арабами. Четыре человека погибли.

1994 год. Барух Гольдштейн, зайдя в священную и для иудеев, и для мусульман Пещеру Патриархов под видом охранника, расстрелял находившихся там мусульман. В результате 29 человек погибли, около 150 получили ранения.

4 ноября 1995 года. День, ставший для Израиля тем же, что и 22 ноября 1963 для американцев. Убийство премьер-министра Израиля Ицхака Рабина, так же как и убийство Кеннеди, имело оглушительный резонанс как в самой стране, так и за ее пределами. Даже если отвергнуть многочисленные слухи о заговоре, причастности израильских спецслужб и кознях политических оппонентов, один факт остается неопровержимым: убийца Игаль Амир – еврейский ультраправый политический и религиозный экстремист.

Может показаться, что это все дела давно минувших дней, а события в Думе лишь один случайный эпизод, который не может определять общую радикализацию населения. Тогда как объяснить декабрьскую видеозапись еврейской свадьбы, наделавшую столько шума в Израиле и мире? На видео вооруженные люди с ножами, винтовками и коктейлем Молотова танцуют под звуки песни «Отомстим палестинцам», а один из гостей протыкает ножом фотографию семьи Давабшех, сожженной в Думе.

Государство Израиль пока пытается противостоять крайним формам еврейского экстремизма. 22 января 2016 года армейские подразделения принудительно эвакуировали несколько еврейских семей, занявших за несколько дней до этого дома в арабском Хевроне. Формально поселенцы обеспечили юридические основания своих действий, купив эти дома у владельцев-арабов. Однако, столь явное появление новых еврейских поселенцев на оккупированных территориях иначе как провокацией не назовешь. Пытаясь избежать эскалации насилия, израильской армии пришлось силой выдворить поселенцев восвояси. Но в политических кругах Израиля и обществе эти действия вызвали серьезные споры. На защиту поселенцев встал целый ряд политиков и партий. Провокация – еще одно средство радикалов.

В данном случае армия Израиля выступила как сила, сдерживающая конфликт. Однако, так происходит далеко не всегда. Всего за день до событий в Хевроне министерство обороны Израиля объявило о намерении аннексировать 150 га в районе палестинского Иерихона. Кстати, осуждающий это решение Запад про санкции в отношении «агрессора» пока ничего не сказал.

Таким образом, можно констатировать, что крайние взгляды все больше охватывают население страны. Проблема заключается в том, что политическое руководство и силовые ведомства готовы использовать экстремистские течения в своей деятельности. А это создает угрозу того, что в один прекрасный день набравшие силу радикалы смогут выйти из-под опеки своих наделенных властью патронов и тогда ни о каком мире говорить уже не придется. Второй вариант, когда во избежание обострения внутренней обстановки государству придется пойти на легализацию радикалов, представляется не меньшей угрозой, ибо народ так много переживший от националистических государств и идеологий XX века, сам может оказаться в роли палача. А этот путь, как показывает история, ведет не только к кровопролитию, но и к неизбежной гибели государства, построенного на ненависти и насилии. Нужно ли это Израилю? Если нет, то пора принимать меры.

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:155