Главная » Новости » Экспертное мнение » Сатановский Евгений » Евгений Сатановский: Мир в эпоху потрясений. Кто устоит?

Евгений Сатановский: Мир в эпоху потрясений. Кто устоит?

1

Международный кавказский медиафорум завершился ярким выступлением директора независимого научного центра «Институт Ближнего Востока» Евгения Сатановского, который прибыл в Тбилиси специально для участия на панели форума.СатановскийБуквально из столичного аэропорта он приехал в гостиницу «Амбассадор» перед своим выступлением и сразу стал объектом неподдельного внимания своих слушателей. Конечно же, спикер говорил о самой актуальной и горячей международной проблематике – о сирийском конфликте и в целом о Ближнем Востоке.

— Те, кто отслеживает ток-шоу на российских каналах, согласится, что если раньше на ток-шоу присутствовал один человек, который гарантировал успех передачи, то сейчас их два, – говорит грузинский политолог Нана Девдариани, выступавшая в статусе модератора. – Любое шоу с участием долгожителя российской политики Владимира Вольфовича Жириновского превращается в искромётное, с той лишь разницей, что в отличие от эпатажного Жириновскго, выступления Евгения Яновича глубоко осмыслены, профессиональны, подкреплены аргументами и фактами, что является редкой особенностью на телепередачах.

Вначале Е. Сатановский внёс некоторое пояснение в вопросе своей должности, с некоторым оттенком юмора:

— Я никогда не был директором, я президент «Института Ближнего Востока». Разница проста, президент платит зарплату, директор её получает, если он узнает, что директор это я, то подумает, что я забираю его зарплату, – подбавил мажора в атмосферу форума Сатановский. – Я никогда не хожу на телешоу, за исключением Владимира Соловьёва, только по той причине, что мы с ним дружим. Во всех остальных случаях весь этот цирк для меня крайне тяжёл, потому что одни и те же люди ходят кругами с канала на канал, говорят в принципе одни и те же слова и морочить им голову собой мне просто не интересно. Я изредка попадаю к Соловьёву, но это действительно случается не часто. Соловьёв замечательный человек, но Владимир Вольфович как эксперт по Турции очень хорош, он заканчивал ВУЗ и был одним из лучших студентов выпуска. Он глубоко профессиональный тюрколог и тщательно это скрывает. Для его электората крайне неправильно, если он начнёт сухим, академическим тоном говорить правильные вещи, он «машет крыльями», ругается, но на самом деле он хороший специалист. Однако Жириновский занимается политикой, я ею не занимаюсь, это просто такое развлечение, я вообще металлург. Деньги зарабатываю в своей корпорации. В качестве «развлечения» я позволяю себе заниматься еврейской темой, поддержкой археологии, содержу «Институт Ближнего Востока» и от его имени иногда что-то говорю. Большая часть наших экспертов в штатском это люди, не выходящие на широкую публику по той причине, что им потом возвращаться и работать в тех странах, откуда они нам присылают материалы. Все работы размещаются на нашем сайте, и это не секрет.

Мы сегодня говорим о Ближнем Востоке. Трагические ночные парижские события, к сожалению, вынуждают ещё и ещё раз понимать, что они у нас тут, под боком. В дороге у меня спрашивали: а не надо ли или закрывать границы европейских государств, в том числе и Франции. Но закрывать уже поздно, все, кто должен, находится в Европе, уже находится там с европейскими паспортами, с гражданством европейской страны. Чего, собственно, заниматься границами, когда там уже второе или третье поколение вырастает радикальных исламистов, которые с огромной радостью превратят Европу в ту часть Ближнего Востока или Африки, откуда они приехали, там более, что местные власти им это «позволяют…»

Достаточно было посмотреть в глаза Франсуа Олланду, когда он произносил свою речь, это был взгляд агнца на заклание, я бы сказал недорезанного ягнёнка. В принципе, у него были глаза человека, способного произнести красивую речь. Террористы полагают, что они мусульмане, истинные и единственные, а всех остальных, которые не такие мусульмане, как они, надо прикончить. Война эта ведётся далеко не только против христианства, которому на Ближнем Востоке наступает конец, не против всех остальных и не важно, кто попадётся – евреи, езиды. Война эта, как и любая ведётся за власть, за деньги, широко практикуются и террористические методы и это сказывается на «великое переселение народов.

Сегодня современные технологии позволяют нам из «любых гор и пустынь» оказаться в центре современного города за несколько часов. При этом народ, который лет сто назад воевали холодным оружием или кремнёвым огнестрелом, сегодня обладает и успешно пользуется современным оружием, созданным «неверными». Американцы в Афганистане раздали тысячу «Стингеров», из которые примерно 350 было использовано, примерно сотню из них выкупили за большие деньг, а остальные где? А как насчёт складов Каддафи? Франция хотела, чтобы в Ливии не было диктатуры? Хотела! Саркози был одним из главных игроков, который и ликвидировал Каддафи в этой войне. Результат – превращение Ливии в транзитный коридор из Африки через средиземноморье в Италию, за тем и на всю Европу. Франция не желала этого, «но так получилось случайно…» В Ливии находятся около двух миллионов человек, которые постепенно переезжают сначала в Лаперузу, потом в Сицилию и дальше… Оружие со складов Каддафи разбегалось по всему Ближнему Востоку, причём современное оружие, включая и химическое. Там хранилось двенадцать с половиной тонн разной химической дряни. Что-то из этого арсенала ликвидировано. Одиннадцать тонн куда-то разошлись и теперь периодический по просторам Судана генералы Саддама везут караваны в сектор Газа, это известные маршруты. Вдруг появляется чья-то авиация, «подозрительно напоминающая» израильские военно-воздушные силы и уничтожают этот караван с очередной партией химической дряни. Все «довольны, счастливы, никто ни на что не жалуется».

Однако, в той же самой Сирии и Ираке, в междуречье в соседнем сирийском анклаве, который называют Ашан, боролись, чтобы иракское оружие массового поражения исчезло. Помнится «бродил» Коллин Пауэл «с белым порошком в пробирке». Было подозрение, что Саддам стремится к созданию ядерного оружия. Он действительно готовил это оружие, его ядерные объекты разбомбили в первую иракскую компанию в 1991году, ни кто этого, кстати говоря, и не заметил… Если бы Ирак не поторопился с вторжением в Кувейт, у страны появилась бы ядерная бомба уже через года два. Мы видим по опыту Северной Кореи, что если Ираку удалось бы создать бомбу, страну Месопотамии никто не тронул бы даже пальцем. В частности, сохранились университетские лаборатории, остались материалы, специалисты, связанные с созданием химического оружия. В этом контексте не понятно, как же там работали американские специалисты более одиннадцати лет, что до сих пор остался этот потенциал?.. Существует реальная угроза того, что производство химоружия могут освоить боевики разного крыла Аль-Каиды и другие радикально-экстремистские группировки – это уже «весёлая история». Но освоить производство ядерного оружия – задача несравнимо сложная если вы собираетесь сбросить это оружие с верблюда, то оно вам не нужно, требуются носители, а это уже сложные технологические комплексы, серьёзная экономика. Иран вполне способен получить такое оружие, и тогда может начаться гонка вооружений, как в регионе, так и в мировом масштабе. Режим нераспространения можно будет отодвинуть на обочину. Между тем террористам гораздо проще создать химическое или биологическое оружие, оно гораздо дешевле, проще в применении и наводит ужас не менее значимый. В регионе появляются такие новости, о которых страны региона не желают, чтобы о них слышали другие.

Тем временем западные политики заняты более «серьёзным делом» – у них «на повестке года» санкции против «нерадивой» России, которая, по их мнению, представляет серьёзную проблему, угрозу миру, Европе, поэтому Россию нужно нейтрализовать. Вдруг оказывается, что в Париже «так же всё замечательно», как на Ближнем Востоке.

На мой взгляд, то, что говорит сегодня ООН, это празднословие, но главную свою функцию она выполняет – не даёт крупным державам вцепиться между собой и они всего лишь ограничиваются политическими демаршами. Как только наши ВКС появились в Сирии, риторика США изменилась, они стали говорить с нами интенсивно, вежливо, прагматично. В этом вопросе важно, что военные обеих сторон общий язык между собой находят.

…Угроза очередного потока переселения беженцев, причём невероятно большого числа, велика (в этом контексте Сатановский озвучил цифру двести миллионов потенциальных мигрантов, готовых «сняться» со своих мест). В своих государствах они жить больше не могут: голод, безработица. Между тем существует богатая страна Германия, в которой можно получить социальные пособия, и замечательные медицинские услуги. Тем более что канцлер Ангела Меркель говорила, что Германия будет приветствовать беженцев. Конечно, лично госпожа Меркель приветствует беженцев, но немецкий народ уже не очень. С начала года примерно до миллиона четырёхсот тысяч оказались в Европе. Исторически это великое переселение народов происходило медленно, в разных регионах происходила их адаптация ментальная, культурная… В наши дни переселение происходит в очень сжатые сроки и в больших масштабах из страны голода – в страну изобилия. На территории Турции любым гражданам из арабских стран оказывается «квалифицированная помощь» в получении паспорта беженца из Сирии, все анкеты, оригинальные бланки заполняются юридический грамотно, и путь в Европу открыт, с весьма лакомым статусом сирийского беженца. И никто не станет разбираться, кто вы на самом деле.

«В РФ положение у беженцев менее завидное, – продолжил Сатановский. Мы пособия не платим, наша страна «не гостеприимная», климат у нас холодный. В Мурманск можно «залететь» из Ближнего Востока только для того, чтобы перейти российско-норвежскую границу, зарегистрироваться и уже дальше жить на норвежских хлебах. А кем беженец будет работать в Мурманске? Работать на рыболовецком траулере и разделывать рыбу? Или на кране в порту? Или, может быть на бульдозере?.. А ведь впереди вожделённая халява! Поэтому РФ от такого контингента мигрантов сильно защищена, к стати, как и Соединённые Штаты, которые за всё время конфликта разрешили лишь одному эмигранту – езиду остаться в США, зная, что против курдов-езидов ведётся политика геноцида, тысячи из них погибли или попали в плен, в рабство в чудовищных средневековых условиях.

Если в начале двадцатого века четверть населения Сирии состояло из христиан, разных церквей, версий, то сегодня их осталось около двух процентов. На Ближнем Востоке не много государств, где христиане живут в безопасности, это Израиль, исламское государство Иран, что довольно странно.

Я не знаю, что произойдёт с Европой, мне этот вопрос часто задают дипломаты, журналисты.

Никакой демократии и толерантности не может быть на Ближнем Востоке по определению, там может быть только диктатура, там может возникнуть монархия, иначе меньшинства не будут иметь никаких прав, а говоря о сексуальных меньшинствах, они уж точно ни на что не имеют право, их ликвидируют сразу, не мучая.

Сейчас мы видим Исламское государство (запрещённая в России террористическая организация – Прим. ред.) – продукт раскола Аль-Каиды, которое спонсирует Катар. Существуют чёткие законы, к примеру, за гомосексуализм нельзя отрубать голову, нужно сбрасывать с высоты, чтобы он разбился, в некоторых случаях забивать камнями, причём говорится, какими должны быть размеры камней, в какой позе закапывать, за что отрубать голову, за что – руки и есть школа, где этому учат. Нормальное, прогрессивное человечество говорит, что это не ислам, но для «ИГ» это ислам, такой, как они его понимают, (Это просто средневековье.) Они приезжают в Европу, чтобы и там выстроить такое общество. В европейских государствах существуют шариатские зоны, куда просто боится заезжать полиция, они тоже люди. Замечательно, когда у вас существует толерантность и мультикультурализм, но существуют культуры, для которых человек это «мясо». Я не понимаю, как можно сосуществовать с каннибализмом. Много абсурдного происходит по вине толерантности и европейской демократии. К примеру, сомалийских пиратов нельзя судить в Европе, предположим во Франции, потому что там нет смертной казни и отбыв срок наказания они по закону могут подать заявление на гражданство этой страны… Как быть с этими людьми? – этот вопрос повис в воздухе…»

Далее встреча с Евгением Сатановским перешла в режим вопросов и ответов. Спикер порой был резок, категоричен, но рассказал много интересного и непонятного для цивилизованного общества, человека. Конечно с президентом «Института Ближнего Востока» можно согласиться или не соглашаться, можно поспорить с какими-то его тезисами. Но в целом положение людей в арабском мире действительно заставляет нормального человека содрогаться и служит серьезной угрозой для цивилизованного мира. Тем более слова Евгения Яновича ещё прошедшей ночью были «подкреплены» серией кровавых терактов в Париже, которому предшествовал и взрыв лайнера российской авиакомпании А321 над Синаем. Все эти трагедии потрясли мир. Именно эпохе потрясений и был посвящён третий Международный кавказский медиафорум.

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:263
comments powered by HyperComments