Главная » Новости » Конфликты » Ближний Восток » Сирия: принуждение к перемирию

Сирия: принуждение к перемирию

siriya-prinuzhdenie-k-552-4506847

Вывод ударной авиагруппировки ВКС РФ не является уходом России из Сирии, но открывает новый, ещё более сложный этап российской спецоперации там – принуждение к перемирию. Уничтожив тысячи террористов и основную инфраструктуру ДАИШ (запрещенная в России террористическая организация), перекрыв пути снабжения марионеточной оппозиции из-за рубежа, Россия приступила к политическому урегулированию внутри Сирии – с теми, кто взял оружие по глупости и готов к переговорам во благо сирийского народа. Уникальную операцию можно назвать «Югославия наоборот». Запад 17 лет назад показал, как можно раздробить страну при помощи внешнего вмешательства, Россия же показывает, как можно «склеить» государство, почти уничтоженное засланными террористами.

Как известно со времён прусского военного стратега Карла фон Клаузевица, «война есть ничто иное, как продолжение политики с привлечением иных средств». Проведение военно-воздушной операции российской армией в Сирии было вызвано именно необходимостью защиты и проведения российской политики за недостаточностью чисто дипломатических инструментов, а не просто желанием поиграть мускулами. Суть же российской политики в отношении Сирии всегда была прозрачна и последовательна: соблюдение международного права с задействованием международных институтов и механизмов, среди которых особо стоит выделить СБ ООН, уважение к суверенитету независимых государств с законно избранным руководством. В Кремле всегда называли Сирию одним из наших ключевых партнёров на Ближнем Востоке, и в момент, когда её государственность была на волоске от краха под давлением террористов, Россия подставила законному правительству Асада военное плечо.

Президент Путин неоднократно на протяжении последних лет убеждал западных коллег, что в Сирии невозможно и дальше проводить политику необъявленной войны, проводящуюся с помощью контролируемых и снабжаемых из-за рубежа вооружённых группировок, которые ведут боевые действия против законной власти. Россия считала, что необходимы переговоры, необходимо прекращение огня и мирное урегулирование конфликта.

Но что мы постоянно слышали в ответ? «Асад должен уйти», «никаких переговоров с Асадом», «мы будем поддерживать умеренную оппозицию». То есть Запад почти открытым текстом говорил, что намерен продолжать спонсировать эту гражданскую войну до тех пор, пока не будет свергнут законно избранный президент. Их целью было не мирное урегулирование конфликта, не переговоры, а свержение нынешней власти любыми средствами, включая даже не признаваемое вслух использование террористических организаций.

«Враг моего врага – мой друг» – такую неразборчивую в средствах политику проводил Запад. И чем больше ход боевых действий указывал на близкое поражение Асада, то тем меньше западные страны хотели о чём-то разговаривать. Они мечтали о скорой победе, а вовсе не о мирном урегулировании. Их не беспокоили все эти годы потоки беженцев, гибель мирного населения, спонсирование терроризма, в результате которого ДАИШ разросся до гигантских масштабов. Вашингтону не было нужно ничего, кроме ухода Асада – причём, любой ценой.

При этом Россия никогда не клялась лично Асаду вернуть обратно контроль над всей Сирией. Напротив, в Москве, прекрасно понимая всю сложность и запущенность конфликта, всегда настаивали на необходимости внутрисирийского диалога со всеми силами (исключая, разумеется, террористов) и цивилизованного решения на основании тех договорённостей, которых удастся достигнуть Асаду и оппозиции.

Также Россия никогда не планировала в одиночку побеждать ДАИШ – не ставили мы такой цели и не ставим. На юбилейной Генассамблее ООН президент Путин ясно дал понять, что Россия предлагает создать широкую коалицию, приведя в пример антигитлеровскую, и действовать в этом вопросе коллективно.

России, ближневосточному региону и всем незападным странам нужна стабильная Сирия — надёжная и цивилизованная, предсказуемая и самостоятельная, управляемая законной властью. А не разорванная изнутри бандами исламистов, ставшая площадкой для террористов всех мастей и плацдармом для их дальнейшей дестабилизации соседних государств и регионов. Такова была цель нашей политики, и для достижения этой цели мы ввели в Сирию свои войска.

Тем более – и это чуть ли не ключевой момент — Россия прибыла туда на законных основаниях, по просьбе законно избранного главы государства и не для того, чтобы помогать ему подавлять оппозицию, а чтобы бороться с террористами. С тем самым ДАИШ, с которым западная военная коалиция вроде бы отчаянно боролась, но на самом деле способствовала его укреплению и экспансии, надеясь, что те разделаются с Асадом, а потом уже можно будет и с террористами разобраться. Хотя наш президент их от этого предостерегал:

«Уважаемые господа, вы имеете дело с очень жестокими людьми, но вовсе не с глупыми и не с примитивными. Они не глупее вас, и неизвестно, кто кого использует в своих целях».

Путин Владимир Владимирович

Ни у одной из других стран, войска которых действовали в Сирии, не было легитимного мандата для введения своих войск на территорию независимого государства: ООН не давала никому такой санкции, и, следовательно, все остальные иностранные воска, кроме наших, там находились и находятся незаконно.

Все основные цели военной операции ВКС РФ, продлившейся пять с половиной месяцев, были достигнуты. Чтобы убедиться в этом, не надо придумывать собственные представления о целях, нужно просто вспомнить заявления президента, министра обороны и главы МИДа России.

Прежде всего, разрушена военная инфраструктура террористов. Конечно, с частичным уходом наших войск наступательный потенциал армии Асада снизится, но это именно наступательный потенциал. Перемирие и режим прекращения огня сами по себе не подразумевают наступления и захвата новых территорий, а для патрулирования и защиты возвращённых провинций оставлено достаточно сил, которые к тому же, по распоряжению Верховного Главнокомандующего, «должны быть надёжно прикрыты с воздуха, с моря и с суши».

Таким образом, остались построенные базы и достаточный военный контингент и, наверняка, системы ПВО, корабли ВМФ России у побережья, часть авиагруппировки и военные специалисты. Да и правительственные войска частично переоснащены и даже местами обучены. Одним словом, никто никого не «слил». Просто в текущий момент наша политика сосредоточиться на мирном урегулировании и «склеивании» Сирии обратно по кусочкам.

Прежней агрессии боевиков можно не опасаться по следующей причине. Инфраструктура ДАИШ и оппозиции разрушена до такой степени, что они лишь теоретически способны провести какую-нибудь эффективную операцию. В настоящий момент они не готовы к серьёзным боевым операциям, что они и доказали на деле, попытавшись неделю назад захватить несколько ключевых высот близ Алеппо. Эту локальную победу поспешили раздуть до значительной, но правительственные войска САР выбили боевиков с занятых позиций уже на следующие сутки.

В реальности за полгода бомбардировок Россия нанесла такой ущерб военной инфраструктуре террористов, что даже если найдутся желающие их снова перевооружить, то на это уйдут месяцы. Поэтому Россия сейчас вполне может позволить себе красивый жест в виде вывода значительной части своего контингента: с оставшимися угрозами вполне должны справляться правительственные войска Асада при поддержке нашей разведки, военных консультантов и прочих специалистов. А политическая задача Россия в настоящий момент перешла к следующему этапу – мирному урегулированию конфликта.

Механизм перемирия

Ещё в период боевых действий Россия приступила к трудной и по большей части «подковёрной», скрытой дипломатической работе по подготовке перемирия на приемлемых условиях. Можно предположить, что в процессе переговоров в рамках Женевского формата и один на один с Вашингтоном были получены какие-то гарантии учёта российских и сирийских интересов – без этого просто не стали бы отводить наши войска.

В итоге удалось добиться паритетных переговоров правительственных сил и оппозиции. Вся эта сложная внешнеполитическая работа предшествовала объявлению перемирия и режима прекращения огня. Без этой работы, должным образом выполненной, разумеется, не удалось бы удержать пусть шаткий, но мир в течение вот уже более двух недель.

Однако это было предварительным этапом для главной задачи, которую взяла на себя Россия, — примирить сирийские кланы, группировки, установить контакт с провинциями и заручиться их поддержкой, заключить договорённости. Именно этой сложнейшей ювелирной политической работой и заняты последние три недели наши дипломаты, эксперты и специалисты в Сирии.

Был создан Центр по примирению враждующих сторон на территории Сирийской Арабской Республики, были подготовлены переговорщики, разработаны макетные версии соглашений, были отобраны провинции и группировки, с которыми можно договариваться, усаживать их за стол переговоров и добиваться твёрдых результатов. С первого же дня Центр по примирению публиковал отчёты о результатах своей работы.

Практически каждый день в отчётах приводятся конкретные результаты работы российских примирителей – списки группировок, согласившихся на мир, целых населённых пунктов, где согласились сложить оружие и начать переговоры.

Российской стороной получены заявления о согласии с условиями прекращения боевых действий от 17 вооруженных формирований «умеренной» оппозиции. Кроме того, при посредничестве Российской Федерации заключены соглашения о примирении со старейшинами тридцати пяти населенных пунктов. В результате, непримиримые члены вооруженных формирований покинули указанные районы, из оставшихся сформированы отряды самообороны. В населенных пунктах продолжается формирование органов местного самоуправления, восстановление объектов инфраструктуры и коммуникаций, местным жителям оказывается гуманитарная помощь. При посредничестве Российской Федерации заключены соглашения о примирении со старейшинами населенных пунктов Зейзун и Телль-Гехаб в провинции Дамаск. Общее количество соглашений о примирении увеличилось до тридцати семи. В виду стабилизации обстановки имеется возможность беспрепятственного возвращения жителей в населенные пункты: Абу-Дали, Абу-Умар, Аль-Джаддуия, Аль-Саалюмия, Аль-Мшейрфа, Тель-Аль-Мактаа, Тель-Кирам, Умм-Тукиа, Умм-Хзейн, Аль-Хвейн, Тель-Марак, Аль-Хамдания, Аль-Там, Аль-Мафара, Аль-Даджадж, Аль-Насырия, Аль-Дабъа, Аль-Кахира, Рас-Аль-Айн, Бейт-Аль-Асвад, Тлейсия, Забади, Зогба, Хазер, Абу-Кабара, Снейсель, Джавалик, Дар-Эль-Кибир, Халамуз, Хбуб-Эр-Рих, Эль-Ганто, Дарайя, Эт-Тель, Зейзун, Телль-Гехаб, Нахте, Этбаа.
28 февраля

 Заключены соглашения о прекращении боевых действий с четырьмя командирами отрядов умеренной оппозиции, контролирующих Думейр (провинция Дамаск). При этом общее количество подписанных соглашений достигло тридцати восьми. Продолжены переговоры с лидерами пяти вооружённых формирований, дислоцированных в провинциях Дамаск, Деръа и Хомс. При посредничестве представителей Российской Федерации состоялась встреча руководителей провинции Деръа с жителями населенных пунктов Этба, Эс-Самейн, Месмия, Нава, Сайда и Нахте, на которой присутствовало более тысячи человек. По результатам мероприятия восемьсот сорок два члена вооруженных группировок «Джейш-Аль-Ислам», «Сирийская Свободная армия», «Бригада Эль Ярмук» подписали заявления об отказе от вооруженной борьбы и возвращении к мирной жизни.

1 марта

И вот 14 марта звучит новость о том, что Россия отводит часть своего контингента. По выражению некоторых, «сливает Сирию». Казалось бы, коли так, то всё? Больше никто не согласится сложить оружие и добровольно перейти на сторону законного правительства, раз уж якобы «сливают Сирию»? Но нет! Как ни в чём не бывало продолжается процесс примирения и урегулирования:

В течение суток достигнуты предварительные договоренности о примирении со старейшинами 5 населенных пунктов в провинции Хама. Проведена рабочая встреча с участниками инициативных групп 3 населенных пунктов в провинции Эль-Кунейтра. Общее количество населенных пунктов, с главами которых достигнуты договоренности о примирении, осталось без изменений – 44. Продолжены переговоры с лидерами 6 вооруженных формирований, действующих в провинции Дамаск и Эль-Кунейтра. Обсуждены условия примирения и подписания заявочных листов о присоединении к процессу прекращения боевых действий. Количество НВФ, заявивших о своей приверженности выполнению и принятию условий прекращения боевых действий, осталось без изменений – 42.
14 марта
В населенном пункте Айн-эль-Бад (провинция Хама) состоялось подписание соглашений о примирении со старейшинами 7 населенных пунктов в провинции Хама. При подписании присутствовали более 600 местных жителей. Общее количество населенных пунктов, с главами которых заключены договоренности о примирении, достигло – 51. Продолжены переговоры о прекращении боевых действий с лидерами 5 вооруженных формирований, действующих в провинции Алеппо. Количество вооруженных формирований, заявивших о своей приверженности выполнению и принятию условий прекращения боевых действий – 42.
15 марта

Вывод очевиден: Россия не только продолжает спецоперацию в Сирии, но перешла к её новому этапу, успешно запустив уникальный процесс по отсеиванию договороспособных граждан и оппозиционеров, которые по глупости взяли в руки оружие, от террористов-отморозков, которые воюют из-за жажды крови или наживы – последних Россия вывела за рамки переговоров и будет наносить по ним ограниченные удары.

Вывод ударной авиагруппировки призван продемонстрировать, что Россия в высшей степени настроена поддерживать распространять именно мир и порядок в Сирии, а для этого не нужны мощные наступательные военные подразделения. Но нужны грамотные и терпеливые специалисты в области внутренней политики, психологии и межнациональных конфликтов, которые смогут кропотливо и аккуратно работать над «сшиванием» ран Сирии. Урегулирование конфликта мирным на принципах справедливости и уважения ко всем меняемым сторонам – огромная редкость в наше время, а потому послужит сигналом для всех стран мира, во многих из которых Запад сумел разжечь огонь вражды и терроризма. Россия демонстрирует, что способна помочь договориться противоборствующим силам даже в такой сложной стране, как Сирия, с такой сложной историей, как 6 лет гражданской войны.

И не удивительно, если в ближайшем будущем к её помощи обратятся такие страны, как Ирак, Ливия, Афганистан. Помогать или нет в тех конфликтах — это уже будет вопрос политического решения Москвы. Но вполне вероятно, что вместо мирового жандарма больная и погрязшая в терроризме международная система обязательно потребует мирового лекаря. И Россия на эту роль первый и пока единственный кандидат.

Источник…

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:112
comments powered by HyperComments