Главная » Новости » Новости Калининграда » В двух шагах от Европы: у приграничных калининградских посёлков гниют коровьи туши и высятся горы мусора

В двух шагах от Европы: у приграничных калининградских посёлков гниют коровьи туши и высятся горы мусора

PODG2346
Фото Александра Подгорчука
Несколько посёлков в Багратионовском районе оказались в зловонном кольце: с одной стороны в километре от них находится полигон ТБО, с другой — скотомогильник. В какую бы сторону ни дул ветер, жители Дубровки, Нагорного, Широкого, Долгоруково вынуждены затыкать носы.

Рога и копыта

«Когда-нибудь мы просто задохнёмся! После дождя мы иногда даже из машины выйти не можем, чтобы до дома добежать. Летом все начинает гнить и «благоухать» так, что аж глаза режет. В жару окна вообще не открываем. Все бегут из наших поселков, хотя недвижимость продать тут практически нереально — кто захочет жить в вечной вони?», — рассказывает жительница поселка Дубровка Зарина.
…Мы пробираемся по вязкой грязи к сетчатому забору, ограждающему примерно гектар территории — это и есть тот самый скотомогильник. Намедни жители окрестностей приехали туда, чтобы посмотреть, как обстоят дела, и ужаснулись: их глазам предстала гора полусгнивших туш.
«Приехали, шкуры и туши выкинули обглоданные, и всё это лежит на поверхности, — тычет в сторону забора женщина. — Мы сфотографировали все это и выложили в соцсеть, после этого приехали и немного прикопали». По словом «они» местная жительница имеет в виду работников мясокомбината.
Пока мы разглядываем неприятную картину, к территории скотомогильника подъезжает грузовик. Там, по словам его водителя, «бочки с тухлятиной».
Тут же откуда ни возьмись появляется УАЗ, из которого выскакивает мужчина и с видом хозяина начинает выяснять, что это мы здесь фотографируем и какое нам вообще дело до того, что и почему здесь сгружают. Несмотря на то, что табличке возле скотомогильника значится «ИП Самойлов П.Н» и фамилия у недовольного мужчины такая же, своё родство с владельцем он отрицает и не хочет называть свою должность.
«Привезли, валяется, сейчас убирать будем… Разрешение и «ветеринарка» — всё есть. Всё у нас в порядке. Тут должно идти уничтожение путем закапывания. Дожди шли, поэтому и не закопали… Мы даже машины не принимали, потому из-за плохой погоды. В воскресенье говорите солнце было? Так в воскресенье работник выходной, вот его здесь и не было…», — пояснил Самойлов.
Съезжая с трассы на просёлочную дорогу, ведущую в сторону скотомогильника, упираешься в развилку. Один поворот через пару сотен метров закачивается кладбищем домашних животных, а другая дорога ведёт к мемориалу на месте интернационального кладбища узников лагеря «Штаблаг». Каждый год сюда приезжает много иностранных туристов, которые желают почтить память погибших.

Летающий мусор

Проследовав чуть дальше по трассе в сторону российско-польской границы, натыкаешься  на ещё более удивительное зрелище, напоминающее кадр из постапокалиптического фильма: вдоль дороги выросла горная цепь из мусора, над которым с визгом кружат чайки.
Въезд на территорию полигона преграждает  обычный шлагбаум, на который с унылым видом облокотился чумазый мужчина в засаленной одежде. Увидев, что мы вышли из машины и активно обсуждаем отсутствие антисептической ямы, через которую должна проезжать вся техника, побывавшая  на территории полигона, он отходит в сторону и начинает звонить кому-то. Предупредив начальство о незваных гостях, снова занимает свой пост и добродушно нам улыбается.
«Когда детей кормить надо, ещё и не к такому привыкнешь,», — честно отвечает мужчина на вопрос о том, как он может каждый день работать при такой невыносимой вони.
От резкого запаха кружится голова, а во рту появляется неприятный сладковатый привкус.
Полигон не огорожен. По рассказам сельчан, в ветреную погоду трасса и придорожные деревья раскрашиваются во все цвета радуги. Целлофановые пакеты, пластиковые бутылки и картонные коробки – если не догадываться, что это мусор, можно подумать, будто кто-то готовится к новогодним праздникам. Остается только догадываться, что думают о таком убранстве приезжие из Евросоюза, которые постоянно пользуются этой трассой, направляясь в Калининград.
Мимо нас не спеша проезжает машина с говорящей надписью «Жидкие биологические отходы». Направлялась ли она на эту свалку или следовала на скотомогильник — большой вопрос.
«Сюда по ночам постоянно приезжают цистерны. Что конкретно они сливают и есть ли у них на это разрешение, мы не знаем…», — вздыхает жительница Долгоруково Наталья Морозова. Женщина уверяет, что на полигоне не соблюдается ни одна из требуемых к таким объектам норм, к примеру, санитарно-защитная зона уже давно, по её словам, составляет гораздо меньше километра.
«Они уверяют, что у них тут только один гектар занят под свалку, но это все враньё!  С другой стороны от дороги мусорные кучи растут и растут, приближаясь к лесу. А еще там рядом карьер, где купаются дети… А вон в той стороне — школа и наши водозаборные скважины, — Морозова указывает в направлении поселка Долгоруково, крыши которого хорошо видны вдали. — Как вам такое соседство?»

Денег нет

Сельчане борются за возможность свободно дышать и жить уже на протяжении нескольких лет: активисты пишут жалобы во все возможные инстанции, приглашают на место депутатов, экологов и чиновников и даже ездили в приёмную президента Владимира Путина.
«Пока все без толку. Отовсюду приходят отписки, что наш запрос перенаправлен в другое ведомство, а там мы уже были и ничего не добились. В общем, замкнутый круг, — говорит женщина. — Были тут члены регионального правительства в 2014 году. Нам обещали, что в 2016 году начнут рекультивировать полигон, но срок уже наступил, а его пока даже не закрыли. Мы уже готовы на пикет выти или дорогу перекрыть. Не знаем что делать, но жить так больше сил нет!»
Глава регионального отделения общественной экологической организации «Зелёный фронт» Олег Иванов рассказал, что и полигон ТКО в Долгоруково, и скотомогильник в Нагорном уже давно являются «больными местами», куда общественники выезжают регулярно и постоянно фиксируют нарушения. Росприроднадзор и природоохранная прокуратура в ходе проверок не раз подтверждали данные экологов и штрафовали организацию, занимающуюся их обслуживанием.
«Конечно, все эти объекты вред окружающей среде наносят сильнейший», — уверяет Иванов.
Правда, как выясняется, оба неприятно пахнущих объекта имеют лицензию и работают с разрешения как местных, так и региональных властей. И по заверениям, экологов никто от их использования пока отказываться не намерен, так как других вариантов, куда свозить нечистоты, просто нет.
«В Калининградской области 7-9 лицензированных свалок. Но полтора года назад изменилось законодательство, и теперь требуется, чтобы свалки были внесены в   государственный реестр. А у нас этому требованию соответствуют только два полигона ТБО — в Барсуковке и Жаворонково. Оба этих объекта современные и устроенным по всем нормам (там есть и подложки специальные, которые не позволяют проникать стокам в грунт и антисептические ямы и ограждения). Но они не способны принять весь мусор из муниципалитетов Калининградской области. Властям приходится в данном случае балансировать между интересами жителей района и всего региона и разрешать везти мусор на незаконные полигоны», — говорит заместитель председателя регионального Союза переработчиков отходов Марк Балановский.
По мнению экологов, подходить к решению этой проблемы надо комплексно, поэтому в одночасье, чьим-то волевым решением тут не поможешь. Без вливания серьёзных финансовых средств на строительство новых полигонов и рекультивации старых не обойтись. Но денег на все сразу, как уверяют чиновники, пока нет и в ближайшее время не предвидится.

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:238
comments powered by HyperComments