Главная » Новости » Мессианство США: истоки, содержание и последствия

Мессианство США: истоки, содержание и последствия

messianizm-ssha-istoki-673-4518937

Логика поведения Соединенных Штатов Америки, как ни крути могущественнейшей империи, давно является предметом споров и гаданий. Особенно остро в последние два десятилетия, в связи со все новыми конфликтами, разжигаемыми США, встает вопрос – в чем смысл этой бесконечной экспансии и жажды вмешательства в чужие дела? Что кроется за словами об «исключительности американской нации» и праве Америки нести «свет демократии по всему миру»?

Часть людей (абсолютное меньшинство в России) действительно верят, что США могут дать миру некое справедливое устройство по своему образцу. Но все чаще приходят к выводу, что главной мотивацией Штатов являются голый прагматизм и выгода, а красивые слова о правах и свободах – лишь ширма для прикрытия. На самом деле, искренняя вера в необходимость экспансии «света демократии» по всему миру и жесткий меркантилизм – это две части одного целого, которое, собственно, и является американским мировоззрением, американской религиозной доктриной.

«Град на Холме»

Когда мы говорим о современной Америке, надо понимать, что при всех «прогрессивных» трансформациях XX и XXI веков, американское общество вышло из пуританского протестантизма. Эта квази-христианская религия включает в себя, с одной стороны, идею предначертанности и богоизбранности, а с другой – понимание материального достатка как выражения этой избранности. Упрощая — чем успешнее человек в земной жизни, тем он ближе к Богу, и наоборот.

Понятно, что у первых американских пуритан, «отцов-пилигримов», все было несколько сложнее. Этот подход к исключительности и экспансии в одной из своих проповедей выразил Джон Уинтроп в 1630-м году. В частности, ему принадлежат следующие тезисы:

«Господь станет нашим Господом и с радостью поселится среди нас как среди избранного его народа и благословит все наши начинания. И с тем, чтобы мы увидели доброту его мудрости, силы и правды во всем их блеске, еще незнакомом нам, и чтобы мы обнаружили, что Господь среди нас, десять наших воинов однажды смогут противостоять тысяче врагов, когда Он изберет нас для хвалы и славы. Потому должны мы иметь в виду, что будем подобно городу на Холме, взоры всех народов будут устремлены на нас».

Джон Уинтроп

Мессианская роль в истории США закреплена еще в Мейфлауэрском соглашении, где было прямо сформулировано:

«Обязуемся объединиться в гражданское политическое сообщество для установления более совершенного порядка…»

Именно эти воззрения легли в основу «теологии процветания», которую активно используют нынешние американские неопротестанты всех мастей. И заодно стали краеугольным камнем оправдания бесконечной американской экспансии.

Тотальная экспансия

В политике эти идеи претерпевали причудливые трансформации. Первым, самым известным политическим манифестом на эту тему стала идея «явного предначертания», использованная Джоном О’Салливаном в 1845-м году в статье «Аннексия». Суть «явного предначертания» была проста: Америка должна занимать территорию от Тихого до Атлантического океана. Потом это же «явное предначертание» было использовано для оправдания американо-мексиканской и испано-американской войн. От Мексики в итоге Соединенные Штаты оттяпали территории современных штатов Техас, Калифорния, Нью-Мексико, Аризона, Невада и Юта. В общем, довольно масштабные территориальные завоевания, которые были более чем материально выгодны.

Началось всё, напомним, именно с Техаса, который объявил свою независимость от Мексики ещё в 1836 году. В 1846-47 годах он стал американским. Испано-американская война 1898 года также прошла под эгидой «явного предначертания». Тогда американские войска отвоевали у Испании Кубу, Филиппины и Пуэрто-Рико. При этом с точки зрения настроений масс во время этой кампании шло два параллельных процесса. С одной стороны, американцы были убеждены, что несут свет демократии и справедливого мироустройства на испанские территории, с другой – во многом инициаторами этой экспансии были крупные бизнесмены США, у которых в тех регионах были свои коммерческие интересы.

В книге Кузника и Оливера Стоуна «Нерассказанная история США» приводится такой итог этой военной кампании: «Испано-американская война принесла бизнесменам США колоссальную прибыль. Сразу после окончания войны компания United Fruit приобрела 769 тысяч гектаров кубинской земли по цене всего 40 центов за гектар». Впоследствии, уже в начале XX века, генерал ВМС США Смедли Батлер, который воевал на Филиппинах, в Китае и Центральной Америке, написал книгу «Война – это попросту рэкет», в которой описал военную доктрину Америки и её пресловутое «явное предназначение» так:

«Тридцать три года и четыре месяца я провел на действительной военной службе в составе Корпуса морской пехоты США. И все это время я был первоклассным рэкетиром, который служил воротилам американской промышленности, Уолл-стрит и банкирам… В 1914 году я помог обеспечить интересы американских нефтяных магнатов в Мексике. Потом помогал превратить Гаити и Кубу в стабильный источник доходов для парней из National City Bank. Я участвовал в насилии над полудюжиной республик Центральной Америки ради прибылей Уолл-Стрит. Без меня не обошлась чистка в Никарагуа на благо международного банковского дома братьев Браун. В 1916 я принес свет в Доминиканскую Республику – в интересах американских сахарозаводчиков. В Китае я расчищал дорогу для компании Standard Oil… Оглядываясь назад, в прошлое, я понимаю, что из меня мог бы поучиться сам Аль Капоне. Ведь всё, на что он оказался способен, — это рэкет в каких-то трёх районах. А я занимался этим на трёх континентах».

Смедли Батлер

И абсолютно не противореча этому, с высоких трибун, примерно в то же самое время, когда Батлер нес свет демократии и обогащал американский бизнес, 26-й президент США Теодор Рузвельт давал американской экспансии нравственное обоснование:

«Есть такая вещь, как международная нравственность. Я принимаю эту позицию как американец, который стремится верно служить интересам своей собственной страны, но который также стремится делать все возможное ради достижения справедливости и порядочности по отношению к человечеству в целом, и который поэтому считает себя обязанным судить обо всех других странах по их действиям в каждом конкретном случае».

Теодор Рузвельт

Примерно ту же риторику использовал и 28-й президент США Вудро Вильсон, когда говорил о мессианской роли Штатов:

«Мы участвуем, хотим мы того или нет, в жизни мира. Все, что касается человечества, неизбежно становится нашим делом […] Наша цель — указать человечеству в каждом уголке мира путь к справедливости, независимости, свободе… Америка должна быть готова использовать все свои силы, моральные и физические, для утверждения этих прав (прав человека — прим. редакции) во всем мире».

Вудро Вильсон

Но это, что называется, «президентская стилистика», более дипломатичная. А вот в каких категориях Вильсон рассуждал в 1907 году, будучи главой Принстонского университета:

«Двери держав, запертые сейчас, необходимо взломать… Привилегии, полученные финансистами, должны охранять представители нашего государства, даже если при этом будет нарушен суверенитет тех стран, которые не склонны идти к нам навстречу».

Вудро Вильсон

Ну и совсем уже показательно его заявление на собрании учредителей Национального совета по внешней торговле в 1914 году:

«Нет ничего, что бы интересовало меня в большей степени, чем максимально полное развитие нашей торговли и предначертанное свыше завоевание зарубежных рынков».

Здесь Вильсон откровенно заявил ту идеологию, а то и квазирелигию, которую Штаты исповедают и поныне.

Бог – это менеджер, он дал своему народу эксклюзивное моральное право на экономическую экспансию любыми методами. Деньги – это, по сути, «манна небесная», зримое и материальное проявление божьей благодати.

К слову, Вильсон вырос в семье пресвитерианского священника шотландского происхождения и с юношества до конца своих дней был прихожанином Колумбийской первой пресвитерианской церкви. Его отец, Джозеф Рагглз Вильсон, был практикующим рабовладельцем и защитником этого чрезвычайно эффективного способа обогащения.

Во время Первой мировой войны, при сохранении Вильсоном формального нейтралитета США, за 1914 — 1917 годы американские банки выдали странам Антанты кредитов на 2,5 миллиардов долларов. Особо обогатился при этом «Дом Морганов»: через него прошло более 80% всего вооружения, которое «нейтральная Америка» продавала Антанте.

Вторая мировая как трамплин к успеху

Из Второй мировой войны, которая обескровила СССР, Европу и Азию, США вышли в восемь раз богаче, чем были до вступления в боевые действия. Вот почему нет ничего удивительного, что американцы считают себя «главными победителями» в той войне. Все же просто: деньги – это показатель благодати, успешности и избранности. Кто больше обогатился, тот и настоящий победитель.

В «Нерассказанной истории США» Кузник и Стоун признают, что «большинство американцев считают Вторую мировую «удачной войной», в которой США и их союзники одержали удачную победу». Удачная война – в данном случае очень показательное словосочетание.

Удачна она была, естественно, в финансовом плане. Кстати, Рузвельт практически вопреки сенату и конгрессу продавил акт палаты представителей под номером 1776 о ленд-лизе с Британией. Что интересно, тогда он говорил о помощи Англии, которая выше заботы о «дурацких и нелепых долларах». На самом деле забота была как раз о тех самых долларах. В те дни сенатор Артур Вандерберг, один из немногих представителей элиты, кто считал экспансию ошибкой, произнес действительно пророческие слова про свою страну:

«Мы нарушили 150-летнюю традицию американской внешней политики. Мы отбросили прощальное обращение Джорджа Вашингтона. Мы с головой окунулись в политику с позиции силы и войну за влияние в Европе, Азии и Африке. Мы сделали первый шаг на пути, с которого уже не свернуть».

Артур Вандерберг

Ленд-лиз, кредиты и другая косвенная помощь США союзникам на самом деле были призваны, с одной стороны, стать локомотивом для американской экономики, пребывавшей в Великой депрессии, а с другой — подсадить страны-участницы боевых действий на финансовую иглу ФРС. Несмотря на настойчивые просьбы СССР побыстрее открыть второй фронт на европейском театре военных действий, в войну США вступили только 6 июня 1944 года. А уже в двадцатых числах июля того же года заключить Бреттон-Вудское соглашение, согласно которому доллар стал наравне с золотом мировым финансовым стандартом. Собственно, в рамках американского менталитета – это и стало главной победой США во Второй мировой войне.

Были и еще итоги: США не подверглись военным разрушениям, доля в мировом объёме товаров и услуг достигла 50%, промышленное производство поднималось на 15% в год, три четверти инвестиций и две трети мирового запаса золота также были в активе у Соединённых Штатов. В общем, вот оно — материальное выражение богоизбранности во всей красе и величии.

«Средний класс» как авангард демократии

Характерные черты послевоенной эпохи — ядерный паритет и холодная война против СССР, которую в США решили выигрывать финансово. Благодаря накоплениям и толчку развития, полученным во время Второй мировой, в Штатах появляется «американский средний класс», выросший на льготных кредитах и росте потребления. Таким хитрым способом Штаты демонстрировали, что их образ жизни, их система ценностей предпочтительнее развитого социализма, так как ведет к большему материальному достатку. Не удивительно, что при таком отношении к деньгам у рядовых американцев крепла железобетонная уверенность, что они являются избранной нацией.

Вот же они — деньги, вот — высокое благосостояние, а значит, США избраны высшими силами, чтобы нести свет всему миру.

Одновременно «на щит» была поднята тема борьбы за права человека во всем мире, которая, по сути, стала еще одним инструментом в политической и идеологической экспансии Штатов. Логику этой борьбы можно выразить следующими тезисами: раз мы избранные, поскольку так хорошо живем, то мы имеем право говорить, как жить всем остальным. Естественно, не забывая про себя. Так, государство, которое только недавно и со скрипом гражданской войны отказалось от рабства, в котором еще не до конца была преодолена расовая сегрегация, государство, которое в тридцатых сотрудничало с Германией по вопросам евгеники, стало учить всех равенству, правам и братству.

Важно отметить, что валютные авантюры Бреттон-Вудской системы привели к кризису ликвидности доллара в конце шестидесятых годов. У США фактически закончилось золото, которым бы они могли обеспечивать реальную стоимость доллара. Одновременно генерал де Голль, правитель Франции, намеревался ударить по сцепке доллара с золотом, меняя американскую валюту на американские же золотые запасы, за что и был, на самом деле, снесен рассерженными парижскими студентами во время одной из первых цветных революций. Бреттон-Вудскую систему сменила Ямайская валютная система. Но это было, по сути, еще большее накачивание долларового мыльного пузыря, который в очередной раз лопнул уже в 2008 году. По итогам, однако, «все договорились» – и сейчас мировым валютным стандартом, по сути, является неликвидная бумага, не обеспеченная ничем.

«Уникальность» современной Америки

В новейшей истории в речах американских официальных лиц все чаще и громче слышны те же самые слова, что были сказаны в 1630 году. 43-й президент США Джордж Буш-младший на инаугурационной речи 2004 года заявил:

«Задача политики США состоит в поиске и поддержке роста демократических движений и институтов в каждой нации и культуре, а ее конечная цель — положить конец тирании в нашем мире. Не потому что мы считаем себя избранной нацией; Бог располагает и выбирает в соответствии со своей волей».

Джордж Буш-младший

Что это, если не призыв подтверждать свою «богоизбранность» разными способами? Что, собственно, американцы и сделали в Ираке и Афганистане.

В «Стратегии национальной безопасности США», главнейшем системообразующем документе, звучат практически «вильсоновские» формулировки: «Укрепление экономического могущества Америки является основой нашей национальной безопасности и важнейшим источником нашего влияния за рубежом».

Мессианство денег

В американской доктрине деньги и мессианство не являются противоречием. Это у нас, в России, часто вспоминают, что «легче верблюду пройти через угольное ушко, чем богатому оказаться в Царствии Небесном». У них деньги и прибыль – это и есть главное материальное мерило морали и нравственности. Это не культ денег как таковой, нет.

Деньги в данном случае – это средство и некий сакральный показатель богоизбранности. Но показатель главный, а то и единственный.

В максимально упрощенном виде культ американской исключительности, сопряженный с прагматизмом, можно сформулировать так: что прибыльно – то и морально, что морально – то, несомненно, прибыльно. Поэтому сам спор, прагматичны ли американцы или идейны, не имеет смысла. Они очень и очень идейны, просто главное подтверждение их сверхидеи выражается в денежном эквиваленте.
Источник.

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:160
comments powered by HyperComments