Главная » Новости » Геополитика » Взаимовыгодная война: как США сотрудничали с нацистской Германией

Взаимовыгодная война: как США сотрудничали с нацистской Германией

amerika

Об участии союзников СССР в борьбе с нацистской Германией сказано уже довольно много. Существуют две основные точки зрения: первая предполагает, что страны Запада внесли серьезный вклад в общую победу и заслуженно, наравне с СССР, должны считаться победителями. Сторонники второй уверены, что никакой реальной помощи оказано не было, а открытие «второго фронта» перелома в ход войны уже не привнесло. Однако за этими спорами часто незамеченным остается тема сотрудничества бизнес-кругов США с властями Германии. СЗФ на примере двух сфер (финансы и нефть) рассказывает о том, как такое оказалось возможным.

Банк для Гитлера

В 1930 году, для выплаты репараций Германией после Первой мировой войны, мировым банковским сообществом был организован Банк Международных Расчетов (БМР). Идейным вдохновителем этого предприятия стал Герман Шахт, в то время — президент немецкого «Рейсхбанка», обладавший огромными связями на Уолл-Стрит.

Благодаря его убеждению, в устав БМР был внесен пункт о неприкосновенности — банк не подлежал ни конфискации, ни ликвидации, ни стороннему контролю над деятельностью. Устав банка подписали, с согласия своих правительств, представители Банка Англии, «Рейхсбанка», Банка Франции, Банка Италии и других крупнейших банков, а также принадлежащего клану Морганов частного First National Bank of New York.

Всего через год, в 1931 году, функции банка кардинально меняются — вместо получения репараций от Германии, банк начал беспрепятственно получать американские и британские деньги. К началу Второй Мировой войны он уже находится полностью под контролем Гитлера — правление банка полностью «онемечилось». Директора периодически менялись во время войны по тем или иным причинам, но все они беспрекословно подчинялись фюреру.

Первая неофициальная встреча совета директором БМР, Базель, 1930

Деятельность банка, кстати, вызывала подозрения у министра финансов США Генри Моргентау. Для того, чтобы разобраться, чем же все-таки занимается БМР, министр отправил в Базель (именно там находилась его штаб-квартира) своего представителя, Мерля Кохрана. К сожалению, тот был очарован нацистской идеологией, поэтому работал сразу на два фронта — с одной стороны писал докладные записки о происходящем в банке, чью деятельность он всесторонне одобрял, с другой — обходил стороной неудобные моменты, когда было нужно (например, о том, что после взятия гитлеровцами Вены австрийское золото было «эскпроприировано» через БМР).

После падения Праги, нацисты взяли в плен членов правления Чешского национального банка, требуя от них выдать золотые запасы страны (около 48 млн. долларов). По странному стечению обстоятельств, золото было уже переведено в БМР, а оттуда — отправлено в Банк Англии, как думали чехи — в безопасное место. Однако управлял Банком Англии Монтэгю Норман, давний фанат Гитлера. По первому же приказу он переправил золото обратно в БМР, которое тут же отправилось в Германию — Берлину требовалось много денег для будущей войны.

Как удалось впоследствии выяснить журналистам, банкиры обезопасили себя еще одной договоренностью — перевод денег со счета на счет вовсе не означал физическую перевозку золота. Так, чешские деньги, отправленные в Англию, а оттуда — обратно в Базель, Туманный Альбион вовсе и не покидали — заранее накаченный деньгами БМР просто списывал деньги со счетов Банка Англии, а тот — со счетов Банка Чехии.

Еще один интересный факт — члены правления БМР во время войны совершенно спокойно пересекали границы стран, участвовавших в войне. Директор БМР, гражданин США, Томас Маккитрик и вовсе умудрился весной 1943 года совершить путешествие Базель-Рим-Лиссабон-США. В его американский паспорт (при содействии Гиммлера!) была вклеена дипломатическая итальянская виза, которая позволила ему беспрепятственно передвигаться по всей Италии.

В США Маккитрик встретился с представителями Федерального резервного банка, чьим корреспондентом числился БМР и отправился обратно в Берлин. Для полноты картины надо понимать, что Перл-Харбор, великая американская трагедия, случилась в ноябре 1941 года, страна уже полтора года находилась в состоянии войны. БМР же в эти годы кредитовал и управлял денежными средствами нацистов, помогал присваивать валютные запасы захваченных стран, хранил немецкое золото, добытое в результате войны — и все равно банк оставался корреспондентом ФРБ США, а его директор беспрепятственно перемещался между США и Германией.

Томас Маккитрик, наши дни

Подобная беспринципность время от времени беспокоила и некоторых членов правительства США, периодически поднимавших вопрос о деятельности БМР. Однако ответ проверяющих инстанций был один и тот же ответ — деятельность БМР неприкосновенна и вполне легальна. Когда в дело пытались вмешаться журналисты и финансисты, их тоже ждала неудача — против них разворачивались целые кампании, начиналась самая настоящая травля, заканчивающеюся капитуляцией взявшихся за расследование людей.

Казалось бы, после окончания войны БМР должен был прекратить свое существование. На Нюрнбергском процессе рассматривали дела членов правления банка, всплыли все подробности — и захват чешского и бельгийского золота, и накачка банка деньгами непосредственно перед войной, и сотрудничество с «Рейсхбанком», и еврейское золото (в банке даже не скрывали, что оно получено из Люблина и Освенцима).И все равно, несмотря на множество улик против банка и конкретно председателя правления Маккитрика, последний отделался лишь испугом. А чуть позже получил пост ответственного вице-президента «Чейз нэшнл бэнк», принадлежавшего Рокфеллерам. Банк Международных Рассчетов же существует и действует по сей день.

Жидкость для войны

Деньги были важным, но не единственным ресурсом той войны. Нефть, и все производные от нее, включая бензин и керосин, были не менее важны. Как ни странно, нацистам повезло и в этом вопросе — нашлись и среди нефтяных магнатов по ту сторону Атлантики сторонники их идеологии.

Первая роль в этом вопросе была отведена американскому нефтяному концерну Standard Oil (New Jersey), который к 1941 году стал крупнейшим в мире. Нефтяная компания и финансировавший ее Chase National Bank принадлежали Рокфеллерам.

Джон Рокфеллер (справа), владелец Standard Oil

Схема по поставке нефти в довоенные 30-е, когда Германия в ускоренном режиме наращивала военную мощь и остро нуждалась в топливе, была следующая: корабли Standard Oil из США везли нефть на Канарские острова (экипажи этих судов были первоначально тоже немецкими), а там она уже перекачивалась в немецкие танкеры, которые отправлялись в Гамбург. Чтобы избежать проблем с Великобританией, флотилия начинает ходить под панамскими флагами.

Немцам было очень важно, чтобы нефть перерабатывалась сразу в нескольких местах — на тех же самых островах и Гамбурге, правда, для разных целей. На Канарских островах заправлялись их подлодки, а в Гамбурге — военно-воздушный флот. Standard Oil помогает и тут — в 1936 году знакомым Уильям Фэриша (президент компании) был построен нефтеперерабатывающий завод на Канарских островах, а Уолтер Тигл (председатель совета директоров) возвел точно такой же в Гамбурге.

На протяжении 30-х годов председатель совета директоров концерна Тигл был частым гостем в Берлине, где защищал интересы своей компании, производившей среди прочего танки и бронемашины в нацистской Германии. Кроме того, Тигл стал одним из директоров химического гиганта American IG Chemical Corporation, являвшегося филиалом IG Farben в США. Кстати, это сотрудничество продолжалось и в годы войны, когда Farben занимался производством инсектицида Циклон Б, который использовали в концлагерях для массового уничтожения людей. Кстати, для строительства новых заводов концерна привлекали узников Освенцима.

Здание штаб-квартиры IG Farben во Франкфурте

В феврале 1939 комиссия по контролю над операциями с ценными бумагами начала расследование в отношении деятельности American IG. Как и в случае с БМР, нацисты заранее и тщательно провели «чистку» компании. Выяснилось, что американский филиал принадлежит…швейцарскому филиалу компании! Когда члены комиссии обратились к Тиглу за разъяснениями, он притворился, что не знал о том, что концерн принадлежал нацистам. Единственное, что из него получилось «выбить», это признание, что American IG «действовало в интересах скорее Европы, нежели США».

Вскоре после этого случая Уолтер Тигл вышел из совета директоров компании. Однако, формальный разрыв отношений отнюдь не помешал продолжить сотрудничество с немецкими партнерами. Он занялся поставками концерну тетраэтила, необходимого для производства бензина, причем довольно циничным образом — Германия закупала его через лондонский филиал концерна Тигла для того, чтобы иметь возможность бомбить Лондон! Но это еще не все.

Лондон после бомбежки, 1940

По странному стечению обстоятельств, бомбежки Лондона косвенно оплачивали британские ВВС. Дело в том, что они платили отчисления владельцу патента по производству тетраэтила, фирме «Этил», которая являлась британским филиалом Standard Oil. Деньги оттуда переправлялись в Германию, и до самого конца войны хранились в банках IG Farben.

В 1941 году власти США организовали комиссию, которая приступила к созданию так называемого «Черного списка». Туда должны были войти компании и корпорации, тесно связанные с пронацистскими странами — сделки с ними на время войны объявлялись вне закона. По иронии судьбы, в комиссии оказался Нельсон Рокфеллер, семье которого принадлежал Standard Oil. Стоит ли говорить, что расследование в отношении компании не дало никаких существенных результатов.

Более того, американским корпорациям было разрешено торговать со странами, находящимися в коалиции с Германией, если на то было выдано разрешение президента или министра финансов. Не удивительно, что Standard Oil такое разрешение в итоге получило в обмен на поставки необходимых США материалов (каучук, нефть и др.).

Более того, отношения с предпринимателями, сочувствующих нацизму, не были разорваны. Так, в 1941 году с ведома Рокфеллера Standard Oil продлил договор об аренде помещения для представительства концерна с немецким гражданином Густавом Зингом, давно внесенным в «черный список». Объяснялось это очень просто — якобы аннулировать договор юридически было крайне сложно.

Поставки нацистам американской нефти и бензина продолжались до 1944 года. Доходило до абсурда — поставки Standard Oil в Испанию (еще один перевалочный пункт — Франко довольно спокойно относился к немецким агентам в своей стране) превышали внутренние продажи нефти в самих Штатах. В свою очередь власти США официально заявили, что они не в состоянии прекратить эту торговлю, так как в противном случае им будет не на что покупать нефть и горючее для самих себя. Таким образом, американцы продавали необходимое врагу горючее, без которого он не мог воевать, для того, чтобы самим получить возможность вести военные действия.

Источник

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:1 317
comments powered by HyperComments