Главная » Новости » В последний путь: кто и как в России зарабатывает на похоронах

В последний путь: кто и как в России зарабатывает на похоронах

f97252590cee3be7c4c6a73b01193edf

Субботнее побоище на Хованском кладбище, в результате которого погиб охранник и работник-мигрант, заставило многих заинтересоваться тем, что происходит в сфере ритуальных услуг. Не только Москвы, но и всей России. Оказалось, что бизнес на смерти — одновременно крайне прибыльный и крайне закрытый. Причем само захоронение на кладбище — это лишь последнее звено длинной цепочки услуг, которые похоронные агентства предоставляют своим клиентам. Ruposters разобрался в теневой стороне ритуального бизнеса.

Быстрее “Скорой”

Рынок ритуальных услуг в России поделен между огромным числом ритуальных агентств, отличающихся друг от друга масштабами деятельности и спектром предоставляемых услуг. Работа многих похоронных агентств начинается задолго до попадания умершего человека на кладбище, и манипуляции на этом этапе становятся лишь заключительным этапом долгих взаимоотношений фирмы и “клиента”. Нередко начинаются они еще при жизни последнего. А раз клиент еще не определился с выбором, то ему надо помочь. Это маркетинговое правило со всей беспринципностью взяли на вооружение и похоронщики.

Например, в прошлом году для ветеранов Великой Отечественной войны в Екатеринбурге похоронное агентство устроило чаепитие в преддверии Дня Победы. Мероприятие прошло прямо в офисе компании, куда пенсионеров привезли обманом — им обещали обзорную экскурсию по городу. При этом организаторы мероприятия даже не постеснялись признаться, что подобное поздравление было организовано для “потенциальных клиентов”. И это далеко не единичный случай. Три года назад в Мурманске накануне 9 Мая ветераны получили письма с информацией о скидках на ритуальные услуги.

Однако чаще всего такая “подготовительная работа” ведется адресно — непосредственно с родственниками тех граждан, которые почувствовали резкое ухудшение здоровья. Чаще всего такое происходит в регионах, обходя Москву и Санкт-Петербург, вызывая резонанс только на местном уровне. Так, например, в 2015 году в Уфе ритуальный агент приехал к родителям годовалой девочки, госпитализированной с ангиной (впоследствии ребенок выздоровел), а в Архангельской области гробовщики выясняли свои права на захоронение еще при живой пенсионерке.

Случается и так, что агенты похоронных компаний представляются сотрудниками морга, увозя тело в неизвестном направлении и потом требуя за него «выкуп» в виде оказания полного набора ритуальных услуг. Таким образом попытались сделать в Нижнем Новгороде.

Некоторые новые игроки в сфере похоронного бизнеса не стесняются использовать и грубую физическую силу для подавления активности конкурентов — к примеру, сотрудники одного екатеринбургского похоронного агентства, руководство которого, как считается, было близко к убитому криминальному авторитету Деду Хасану, приезжали к умершим с битами и монтировками — на тот случай, если кому-то из их “коллег” удавалось прибыть на место раньше. Как итог — захват примерно трети похоронного бизнеса в городе-миллионнике, и сотни тысяч долларов прибыли ежемесячно.

Все эти случаи становятся возможными благодаря тесным рабочим отношениям между работниками «Скорой помощи» (несколько реже — сотрудниками полиции) и ритуальными агентствами. Проблема осложняется тем, что законом эти взаимоотношения никак не отрегулированы, что открывает простор для желающих заработать. Расценки на подобные “маячки” со “Скорой” сотрудникам похоронных фирм могут быть разными, но обычно в больших городах достигают 5-8 тысяч за звонок, а в Москве — от 15 тысяч. По такой же схеме работают и некоторые врачи реанимационных отделений.

Иногда это приводит к вспышкам народного гнева, но чаще всего не всплывает наружу — редко когда убитый горем родственник находит в себе силы для борьбы с недобросовестными медработниками или похоронщиками.

Широкий простор для коррупции открывается в тех случаях, когда морги располагаются на территории больничных комплексов. К примеру, в городе Калач-на-Дону (Волгоградская область) сотрудничать с городским моргом, расположенным при больнице, разрешено только организации, одобренной главврачом. В случае, когда люди заказывали услуги в другом бюро с более низкой стоимостью, катафалки просто не пропускали на территорию больницы.

Работники самих моргов также могут выискивать различные способы дополнительного нелегального заработка. Самый распространенный метод — взятка за “ускорение” процесса вскрытия, которое иногда и не требуется. Чаще всего такая услуга пользуется спросом в мегаполисах после праздничных или выходных дней, когда в морге скапливаются тела умерших, а родственники стремятся успеть похоронить усопшего в короткий срок.

На кладбище

Когда тело попадает на кладбище, поборы не только не прекращаются, но приобретают еще больший размах. Первое, о чем следует знать: земля под захоронение гражданам России предоставляется совершенно бесплатно. Могилу выкапывать также можно своими силами, принуждать к этому никакая частная или государственная структура не имеет права. Тем не менее сотрудники похоронных агентств прекрасно понимают, что в часы утраты близкого человека далеко не каждый начнет вспоминать о законах РФ.

Самый распространенный вид наживы на кладбище — продажа участков под захоронение. Цена варьируется в зависимости от престижности кладбища и, конечно, статуса города. Если в Стерлитамаке “улучшенный” (и бесплатный по закону) участок земли продают за 4 тысячи рублей, а в Брянске — за 40 тысяч, то в Красноярске — уже за 150 тысяч.

В Москве, как известно, все кладбища закрыты для захоронений. Но правило это действует не для всех. По закону там разрешены новые захоронения только в одном случае — если на кладбище уже похоронен кто-то из родственников. Этим и зарабатывают похоронные агенты — оформляют усопших как наследников той или иной семьи. В приватных разговорах они подчеркивают, что часть суммы уходит на “откат” самим сотрудникам кладбища. Еще часть денег проходит официально, через кассу, “чтобы не было лишних вопросов у властей”. Денег в бюджет от таких мероприятий поступает немного — пошлина на повторное захоронение на закрытых кладбищах — всего 15-20 тысяч рублей.

Стоимость мест на уже закрытых кладбищах (включая элитные типа Ваганьковского) доходит до нескольких миллионов рублей. Только в январе этого года был задержан (и получил условный срок) заведующий Хованским кладбищем за продажу места за 475 тысяч рублей. Похоронить родственника на Останкинском кладбище, по неофициальным расценкам, стоит от полумиллиона рублей, на Мытищинском — от 800 тысяч.

Не прочь заработать на местах для кладбища и обычные москвичи, у которых есть “квоты” на захоронение. Так, если ввести запрос “Место на кладбище” на популярной доске объявлений “Авито”, легко найдется несколько вариантов. Насколько такие объявления появляются на добровольной основе, судить сложно.

Поскольку похоронный бизнес неоднороден (есть муниципальные ритуальные службы, хозрасчетные по своей сути, и частные), то между отдельными его игроками также происходят конфликты. Причина таких разногласий проста — если “муниципалы” хоронят, допустим, за 50 тысяч рублей, то частники демпингуют и предлагают свои услуги в несколько раз дешевле. В итоге почти каждая попытка выкопать могилу не усилиями муниципальной фирмы ведет к конфликту не только с конкурирующими организациями, но и с родственниками усопших.

 

Некоторым приходится сторожить вырытые могилы, чтобы их не засыпали конкуренты

Еще одна возможность для заработка на кладбище — захоронение на место, где уже есть могила. По закону, такое захоронение может производиться по прошествии 20 лет. Однако директора кладбищ имеют обыкновение закрывать на это глаза за определенную плату, разрешая дозахоронения спустя пять или 10 лет.

Помимо предоставления участка для захоронения, навязываются и “дополнительные услуги”. Нередко работники кладбищ навязывают покупку ими же произведенных гробов — в противном случае отказываясь нести по кладбищу “чужие” изделия. Выкапывание могилы — тоже в теории работа, которую могут взять на себя сами родственники (если пожелают). На практике же это становится обязательно платной услугой, от которой отказаться никак не получится. В среднем цена одной копки могилы может достигать и 40 тысяч рублей, и даже больше. За эти деньги копщики не только выберут хорошее место для могилы, но и помогут донести гроб до места, и даже выполнить “нестандартный” заказ — если рост у покойника больше 2 метров, то с копкой возникнут проблемы из-за закона о захоронениях, который разрешает могилы размером не более 1,80 на 2 метра.

Если мест на кладбище нет совсем, это тоже решаемо. Работники одного из МУПов Свердловской области стали выкапывать трупы из могилы и продавать оставшиеся места. Цена такого захоронения достигала 100 тысяч рублей. Не отказываются и от уже ставших традиционных трюков (таких как клеенка с водой на дне могилы), которые воспеты даже в отечественном кинематографе.

Часто на кладбищах трудятся нелегальные мигранты, без каких либо разрешений на работу. При этом львиная доля заказов на рытье могил, перенос и захоронение тело и последующее благоустройство территории выполняется именно ими. Остальные 10% приходятся на официальные МУПы кладбищ. Кроме этого, доход мигрантам приносят и ремонтные работы по восстановлению памятников и могил. Этим, естественно, пользуются сами работники, разрушающие захоронения, чтобы впоследствии получить заказ на их восстановление. Бывают и иные заказы. Так, в апреле этого года выяснилось, что мигранты за 40 тысяч рублей согласились вырыть тело человека и продать его череп.

Понятно, что кладбища — места повышенной криминагенности, где не только зарабатываются серьезные деньги, но и скрываются улики преступлений (включая самих жертв) и практически неконтролируемое место хранения оружия и наркотиков. Например, год назад в Москве был задержан наркоторговец, который устраивал на кладбищах т.н. “закладки”.

Почему так происходит?

По данным Росстата, за 2014 год россияне потратили на похороны более 54 млрд рублей — но это только легальный рынок. Основная же часть бизнеса (более 60%) находится “в тени”. По разным данным, выручка нелегального бизнеса может составлять от 60 до 200 млрд рублей. При этом, по словам вице-президента Союза похоронных организаций и крематориев России Алексея Сулоева, стоимость ритуальных услуг завышена на 400%.

Ушел похоронный бизнес в подполье в 2002 году, когда было отменено обязательное лицензирование похоронных компаний — в результате в отрасль устремились дельцы, не имевшие специального образования, а ставящие перед собой одну цель — никем неконтролируемый заработок.

Вместе с тем стоит признать, что криминальным похоронный бизнес стал задолго до отмены лицензий. Например, в Санкт-Петербурге “передел” рынка начался в 1995 году, когда из-за бандитских разборок, в которых решалось, кому контролировать похоронный рынок, погибли десятки, а то и сотни людей. Среди жертв «похоронной мафии» оказались сотрудники моргов и фирм по оказанию ритуальных услуг, профессора-медики, священники, врачи-наркологи, т.е. все, кто мог быть причастен к профессии.

В результате почти за 15 лет работы без эффективных законодательных ограничений похоронный бизнес практически полностью утратил возможность контроля со стороны независимых организаций и даже самого государства. В ряде случаев сфера ритуальных услуг в крупнейших городах страны “оберегается” местными чиновниками и стала уже значимой частью “серой” экономики.

Ruposters обратился за комментарием к Елене Андреевой, исполнительному директору Союза похоронных организаций и крематориев, которая отметила, что государству следует взять контроль над отраслью обратно, т.к. “в данный момент нет каких-то критериев, оценивающих, кто и как может работать в этой сфере, как должны быть предоставлены услуги и какого они должны быть качества”. По ее словам, после отмены лицензирования похоронной деятельности в 2002 году все регулирование сводится к обсуждению законопроекта, по которому Минстрой должен быть ответственен за эту сферу, но в положение о министерстве никаких изменений не произвели, и оно до сих пор ничего не курирует.

“Получается ситуация, когда государство руководствуется принятым законом от 1996 года, который включает в себя лицензирование, а само лицензирование уже упразднено. Новый законопроект включает в себя лицензирование деятельности, которое позволит существенно улучшить сложившуюся ситуацию, но он еще только разрабатывается. Пока нет никакого надзорного ведомства, нет четких норм и требований, регулирующих качество предоставляемых услуг, мы будем иметь то, что имеем — нелегальных работников, которые оказывают некачественные услуги, устраивают погромы на кладбищах, и остальные проблемы в сфере”, — отметила Е.Андреева.

Источник

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:452
comments powered by HyperComments