Главная » Новости » Калининграду тоже угрожает энергетическая блокада

Калининграду тоже угрожает энергетическая блокада

калининград

Еще один российский регион вслед за Крымом оказывается в зоне энергетического риска. Страны Прибалтики, стремясь подключиться к энергосистеме ЕС, создают угрозу электроснабжению Калининграда. Их не останавливает даже то, что для самих прибалтийских стран такое переключение принесет одни убытки, причем немаленькие.

калининград

Программа энергобезопасности самого западного и изолированного региона страны – Калининградской области – будет ускорена. Это следует из заявлений побывавшего в регионе главы Минэнерго Александра Новака, передает корреспондент газеты ВЗГЛЯД в Калининграде. В области в ближайшие годы будет построено сразу четыре новых теплоэлектростанции (но строительство Балтийской АЭС, напоминает «Новый Калининград», возобновлено не будет).

«Отсоединение Литвы от БРЭЛЛ приведет к тому, что цены на электроэнергию в стране станут выше, а не ниже текущих»

Решение ускорить стройтельство ТЭЦ напрямую связано с опасениями по поводу того, что российский эксклав будет энергетически изолирован прибалтийскими странами – и ситуация там будет в какой-то мере напоминать то, что что сейчас происходит в отключенном от украинской электроэнергии Крыму. Речь идет об угрозе выхода Прибалтики из так называемого энергокольца БРЭЛЛ, которое объединяет энергосистемы Белоруссии, России, Эстонии, Латвии и Литвы. Энергокольцо является наследием советской системы регионального энергоснабжения – и страны Прибалтики заявляют, что должны присоединиться к ЕС не только политически, финансово, но теперь еще и энергетически, тем самым отказавшись от советского энергетического наследия. Они объясняют это опасениями энергетической зависимости от России.

Особенно рьяно желает выйти из общей энергосистемы Литва. Ранее в ноябре она снова начала пугать Россию своим выходом из энергокольца. Это уже не первая угроза. В прошлом году на фоне обострения геополитической ситуации литовские власти стали активно продвигать идею выхода из российской энергосистемы и синхронизации с европейской. В частности, они начали строить соединение с энергосистемами Польши и Швеции – сейчас интенсивно идет прокладка кабеля по дну Балтийского моря.

Соглашение по БРЭЛЛ работает с 2001 года и ежегодно продлевается. Между тем российская сторона не получала никаких уведомлений о выходе из восточной энергосистемы из Литвы ни в прошлом, ни в этом году.

Если Литва (вместе с другими прибалтийскими странами) действительно выйдет из БРЭЛЛ и перестанет работать с Россией в синхронном режиме, то Калининградская область превратится в энергетически изолированный остров. Регион станет зависим от транзита электроэнергии через Литву.

Энергокольцо БРЭЛЛ выгодно

По соглашению БРЭЛЛ энергосистемы пяти стран работают в синхронном режиме, то есть на одной частоте тока 50 Гц. БРЭЛЛ не только гарантирует надежность в случае аварийных ситуаций или вывода мощностей для ремонта. Перетоки электроэнергии в кольце выгодны его участникам с экономической точки зрения.

«Например, допустим, в какой-то момент Литва понимает, что стоимость выработки электроэнергии у нее выше, в чем соседней Латвии. Поэтому она начинает импортировать более дешевую электроэнергию из Латвии. Например, там резко выросла выработка электроэнергии на ГРЭС, потому что начался паводок (и появился переизбыток дешевой электроэнергии)», – рассказывает газете ВЗГЛЯД старший эксперт фонда «Институт энергетики и финансов» (ИЭФ) Сергей Кондратьев.

Другой пример: ночью в Белоруссии имеется избыток электроэнергии, а у Литвы есть гидроаккумулирующая электростанция (ГАЭС), которая может забирать эти излишки. ГАЭС может накапливать избыточную энергию, вырабатываемую на белорусских станциях ночью при низком спросе, а потом выдавать ее потребителям в часы пиковой нагрузки на энергосистему. ГАЭС закачивает воду в водохранилища при низком спросе и сбрасывает ее при высоком спросе. Подобные взаимовыгодные перетоки внутри кольца идут постоянно.

При этом Литва на самом деле самое слабое звено: она импортирует целых 70% электроэнергии. Так, по данным ИЭФ, в 2014 году Литва потребила 10,72 млрд кВт/ч, при этом сама выработала только 4,05 млрд кВт/ч. Для энергосистемы Литвы сильным ударом стало закрытие по требованию ЕС построенной в советское время Игналинской АЭС.
У Латвии ситуация намного лучше, она импортирует только треть электроэнергии (2,32 млрд кВт/ч при потреблении 7,37 млрд кВт/ч). «Латвия сезонно профицитна-дефицитна. Весной во время паводков она обычно обеспечивает себя полностью электроэнергией. В оставшееся время – закупает», – отмечает Кондратьев.

А Эстония в принципе является энергопрофицитной за счет своей ГРЭС и занимается экспортом электроэнергии в Латвию, Финляндию и даже Россию. Отраслевой эксперт замечает, что у Литвы и Латвии имеются большие тепловые генерирующие мощности на ТЭС, однако они не загружают их на полную мощность, так как выработка электроэнергии на них дороже, и выгодней покупать ее в России, например. Все ТЭС в Прибалтике работают на газе, а это дорогой товар для Европы.

Практически вся инфраструктура для участия в энергокольце досталась современным Литве, Латвии и Эстонии с советских времен, то есть была построена на деньги СССР.

Демарш Литвы дорого обойдется ей самой

Lit5503997

Выход из БРЭЛЛ экономически невыгоден Литве, ее сетевым компаниям и самим жителям страны, ровно как и другим прибалтийским странам.

Отсоединение Литвы от БРЭЛЛ приведет к тому, что цены на электроэнергию в стране станут выше, считает Кондратьев. Потому что уже в оптовом звене цены на электроэнергию на российском рынке ниже, чем на польском или на скандинавской бирже Nord Pool (объединяет Швецию, Норвегию, Финляндию и Данию). «Сейчас разница составляет 4–7 долларов за мегаватт-час. Но это в Nord Pool еще аномально низкие цены. Если брать долгосрочные уровни, то разница обычно достигала 10–20 долларов за мегаватт-час. Кажется, что немного, но это только в оптовом звене разница один–два центра за киловатт-час плюс еще в цену включат капитальные затраты сетей на новую инфраструктуру. А среднее домохозяйство потребляет 150–200 киловатт-час в месяц. Эта разница будет заметна для кошелька очень многих жителей Прибалтики», – говорит Кондратьев.

Конечно, если Прибалтика синхронизирует свою энергосистему с европейской, то тоже сможет получать выгоды от работы на одной частоте, как и в энергокольце БРЭЛЛ. Внутри европейской энергосистемы также бывают периоды низких цен. Однако общий уровень цен там изначально выше, чем в российской энергосистеме.

Наконец, слом старой системы, которая выгодно и стабильно работает, не имеет никакого смысла с экономической точки зрения. Расходы Прибалтики на выход из БРЭЛЛ и присоединение к европейской энергосистеме только на первый взгляд могут показаться небольшими.

«Чтобы отсоединиться от России и присоединиться к новому рынку, надо понести капитальные затраты минимум на сотни миллионов долларов», – говорит Кондратьев.

С одной стороны, говорит эксперт, прибалтийским странам придется построить новую инфраструктуру, которая будет заточена на получение электроэнергии с запада, севера и отчасти с юга – и она уже строится. Только прокладываемый из Швеции в Прибалтику электрический кабель также обойдется, по предварительным оценкам, в 740 млн евро. Сейчас сети заточены на импорт электроэнергии с востока. «Это все дополнительные инвестиции, которые в лучшем случае лишь частично могут быть профинансированы за счет европейских инфраструктурных средств», – говорит Кондратьев.

С другой стороны, у Прибалтики есть действующая инфраструктура, которая приносит прибыль, но ее придется закрыть за ненадобностью. «Для местных сетевых компаний это прямые убытки», – говорит собеседник.

Таким образом, отсоединение Прибалтики от БРЭЛЛ можно сравнить с так называемой либерализацией на газовом рынке. В той же Литве она привела к тому, что литовский потребитель вынужден покупать норвежский СПГ у Statoil, который на 25% дороже российского газа. Раньше разница была еще существенней. «Если посмотреть на опыт либерализации литовского газового рынка, то сами литовские компании оценивают его сейчас крайне отрицательно. Получается, что они даже в условиях низких цен на газ платят много именно за как бы конкуренцию на рынке, где тесно было даже одному поставщику», – говорит Кондратьев. Показателен также пример Польши, которая сама решила покупать более дорогой СПГ из Катара.
источник…

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:589
comments powered by HyperComments