Главная » Новости » Конфликты » Ближний Восток » РОССИЯ НАЧИНАЕТ И ВЫИГРЫВАЕТ. ПЕТР СКОРОБОГАТЫЙ

РОССИЯ НАЧИНАЕТ И ВЫИГРЫВАЕТ. ПЕТР СКОРОБОГАТЫЙ

1

Сирийская армия при поддержке российской авиации проводит масштабное наступление по всем направлениям. О падении правительства Асада речи больше не идёт

 

Россия начинает и выигрывает

 

Российская операция в Сирии, которая недавно преодолела рубеж в сто дней, показывает первые результаты в соответствие с задачами, а именно: силовое «принуждение к миру» адекватных сирийцев оказалось действенным инструментом. Речь, как ни странно, вовсе не о конференции в Женеве, которая должна состояться 25 января, но то ли отложена, то ли отменена. Госсекретарь США Джон Керри уже заявил, что эти первые мирные переговоры между сирийскими властями и оппозицией будут непрямыми, то есть участники изложат друг другу свою позицию через посредников, находясь в разных помещениях. Однако до сих пор не понятен перечень переговорщиков. Пока в нём сплошь просаудовские, проамериканские и протурецкие группировки, замеченные в геноциде населения, отрезании голов и прочих радостях сирийской реальности. В то же время представителей умеренной оппозиции в составе делегации нет. В Эр-Рияде просто отказываются признавать оппозицией тех сирийцев, которые выступили на стороне президента Асада в борьбе с хаосом и средневековьем. А таких оказалось немало, и это, на самом деле, и есть главный успех первой фазы операции российских ВКС.

 

 

Медленно, но верно

 

Мелкие группировки вливаются в асадовское ополчение регулярно, либо остаются независимыми, но координируют действия с армией. Самый же крупный партнёр — Сирийская Демократическая Армия, суннитская массовка, которая сражается на севере страны в плотной связке с курдами и правительственными солдатами. В российском Минобороны признали, что поддерживают эту оппозицию и оружием, и припасами, и ударами с воздуха. В свою очередь «патриотически настроенная оппозиция передает командованию российской авиационной группы координаты объектов боевиков в зоне боевых действий», — заметил начальник Главного оперативного управления Генштаба России генерал-лейтенант Сергей Рудской.

 

Кроме прочего, весьма активно идёт переговорный процесс с различными группами боевиков, которые сотрудничать не желают, но и пухнуть от голода и гибнуть под бомбами не стремятся. В результате удалось вывезти отряды исламистов (свыше 7 тысяч человек общим числом) из городских кварталов Дамаска и Хамы, и переместить их в зоны разреженных боевых действий. Жители возвращаются в свои дома. Армия берёт под контроль новые районы и бережёт людей.

 

Неспешная, как будто бы статичная военная кампания Асада и России, объясняется определённым спектром задач: это и давление на всех «оппозиционеров», дабы вычленить вменяемых и выдавить недоговороспособных. Это и необходимость возвращения как можно больших территорий для разговора о будущем страны с позиции силы. Наконец, это особенность фронта, дырявого, хаотичного, со множеством неперевариваемых в одночасье «котлов», постоянного опасения удара в спину. Что говорить, если тысячи боевиков до сих пор воюют в самом Дамаске. Как тут бросать армию в пустыню гоняться за летучими отрядами ИГ (Даиш, Исламское государство – организация, запрещённая в России). Да ещё перед песчаными бурями, которые с февраля всё чаще будет приносить ветер Хамсин. Уже сейчас погода в Сирии ухудшается. В пустыне сильные ветра поднимают пески к небу, в горах – туман, дожди. Всё это серьёзно затруднит и уже затрудняет работу российской авиации, а как мы видим поддержка с воздуха остаётся фундаментальным фактором для действий сирийской армии. Скажем, на этой неделе под покровом песчаной бури «чёрные» организовали мощнейшее наступление на сирийский анклав в пустыне город Дэйр-эз-Зор. Асадовцы понесли серьёзные потери. Весной непогода сократит количество вылетов российских ВКС в разы, и, видимо, темпы военной операции спадут.

 

Кроме всего прочего, боевикам за годы противостояния с властью удалось основательно укрепить «котлы» и анклавы, ведь они месяцами беспрепятственно выстраивали оборонительные сооружения в плотной городской застройке в центре обжитой части страны. На севере проходили схожие процессы – там орудовали протурецкие террористы, туркоманы, исламисты, накачиваемые оружием и пехотой. Горные населённые пункты также освобождаются с трудом. Одну Сальму в Латакии сирийская армия выгрызала с октября месяца. При этом в городах остались мирные жители, а это важный ресурс для правительства Асада, который он старается сохранить и обезопасить.

 

В то же время, военные части режима, пусть и серьёзно обновлённые и обеспеченные новой российской техникой, но всё ещё обескровленные четырёхлетней войной не способны проводить качественные и массивные операции. Скажем, по ликвидации котлов: нет выучки, чтобы аккуратно разрезать на несколько частей, нет в разы превосходящих сил, чтобы просто его «сварить». Вот и приходится долгими месяцами откусывать по-кусочку, сжимая противника к сердцевине. Тем более что этим занимаются не самые профессиональные бойцы. Элитные части концентрируются на важных направлениях, сегодня это Латакия и Алеппо. На остальных – молодое пополнение и ополчение, часто не имеющее даже бронежилетов. Этим обусловлено, например, «бодание» под Пальмирой. Там силы Асада подступили вплотную к древнему городу, но на штурм сил нет, а пограничные посёлки и высоты, ключевой город Махин регулярно переходят из рук в руки. Сказывается плохая выучка войск, сосредоточенных на этом отрезке.

Рекомендуем:  ВКС РФ нарушили снабжение ИГ топливом и боеприпасами

Всерьёз и надолго

 

И тем не менее, за 100 дней работы ВКС и ВМФ России в Сирии освобождены 217 населенных пунктов, отвоевано свыше 1000 кв.км территории. Спешить российско-сирийская коалиция не намерена. Для Москвы участие ограниченного воздушного контингента не накладно, позволяет обучать лётчиков и обкатывать разные виды вооружений в боевых условиях. Это помимо политических бонусов и основной задачи – упокоить подальше от Родины тысячи русскоязычных боевиков. Даже не россиян, коих тут действительно многовато, а выходцев из Средней Азии, которые составляют костях массовки исламистов. Так ликвидируется опасность радикализации южного подбрюшья страны.

 

Но есть и геополитические задачи и успехи. Так 14 января был опубликован текст договора между Россией и Сирией от 26 августа 2015 года, который оговаривает условия пребывания на территории Сирии российских военных сил. Контекст соглашения – ещё один шаг в переформатировании региона и серьёзный удар по планам наших западных «партнёров». Так, российская авиабаза Хмеймим может находиться в Латакии бессрочно и бесплатно. Москва получает право ввозить на территорию Сирии неограниченное количество людей и материалов, проводить собственные военные операции, не привлекая к ним сирийские силы.

 

Что это значит? Москва всерьёз и надолго закрепляется в регионе, контролируя важнейший логистический узел (для переброски нефти или газа с Аравийского полуострова или Ирана в Европу, например). Передовая военная база оснащённая «Калибрами», «Искандерами», С-400 позволяет участвовать в формировании новой зоны безопасности в регионе, меняет военно-политические расклады для Ирака, Ирана, Израиля, США, аравийских монархий и, конечно же, Турции. Любые попытки устроить демарши на Северном Кавказе или тюркоязычных регионах страны будут иметь последствия. По-новому представляется и конфигурация дискуссий вокруг босфорского пролива.

 

 

Сводки с фронтов

 

Сегодня Сирия куда как больше напоминает банку с пауками, чем до прихода России. Раньше все разномастные силы во главе с Западом, лишь обозначающим рвение в борьбе с ИГ, были нацелены лишь на свержение Асада. Теперь ситуация иная: группировки разного толка, радикализации и подчинённости сражаются против всех сразу за лояльность спонсоров, поставки вооружений, и, банально, за право жить. Игроки покрупнее стремятся застолбить часть сирийской территории, чтобы иметь козыри в переговорах с Асадом. Спустя сто дней с начала российской операции наконец-то чётко ясны краткосрочные цели всех основных участников сирийского банкета.

 

О них и поговорим, рассматривая на карте главные оперативные районы.

 

Сирия общая

Сирия общая

 

Самый хаотичный и непредсказуемый расклад вырисовывается на севере Сирии, где сразу несколько сил борются за инициативу и территорию. В выигрыше курды, которые наконец получили неприкрытую военную поддержку со стороны США и скрытую от России, а потому смело проводят наступательные операции на позиции Исламского государства, расширяя территорию, которая в перспективе может стать курдским государством, или широкой автономией в составе Сирии, как договорятся. Схожие процессы идут на севере Ирака, где местные ребята уже приступили к национальному госстроительству, как это принято в здешних краях. Правозащитная организация Amnesty International в своем отчете заявила, что курдские повстанцы в Ираке снесли при помощи бульдозеров, взорвали или сожгли тысячи домов, в которых проживали местные арабы, и это может оказаться военным преступлением. «Пешмерга» оправдывается, что наказание постигло жителей, которые поддерживали Исламское государство. Этот маленький штрих наводит на мысль о послевоенном устройстве как и Ирака, так и Сирии, и перспективах «демократического» урегулирования по американскому сценарию (с которым уже ознакомились жители Ирака).

 

Главный проигравший пока что – непредсказуемая, недоговороспособная, невменяемая Турция, которая отпугнула всех союзников и согнулась под бременем пантюркских амбиций. Сегодня Эрдоган может лишь бессильно взирать на стремительное укрепление курдского анклава, проводя военные операции лишь на своей территории. И кажется, эта тактика борьбы с курдским населением может наконец излиться в уши мировой общественности на каком-нибудь заседании Совбеза. По крайней мере официальный представитель МИД РФ Мария Захарова дала такой политике чёткое определение: «истребление»: «Призываем прекратить истребление мирного населения в курдских районах страны, отменить комендантский час, обеспечить доступ иностранных наблюдателей».

Рекомендуем:  За время проведения операции в Сирии ВКС России совершили свыше 6 тысяч боевых вылетов

Но на сирийскую территорию влияние Турции теперь ограничено (чего не скажешь о севере Ирака, где турки по-прежнему выстраивают если не базу, то укрепрайон и не отзываются на угрозы ни Багдада, ни Вашингтона). После инцидента со сбитым российским самолетом Москва развернула в Сирии зенитно-ракетные комплексы С-400 и фактически установила бесполётную зону. В результате курды прекратили обращать внимания на своеобразную «красную черту», когда-то установленную Анкарой: предупреждение о том, что курды не должны захватывать у «Исламского государства» территорию на западном берегу Евфрата. Недавно же Отряды народной самообороны и сирийские союзники захватили плотину ГЭС Тишрин, форсировали Евфрат и закрепились на противоположном берегу.

 

Алеппо

Алеппо

 

Турция в ответ усиленно накачивает оружием и массовкой протурецких боевиков, которые расширяют участок вдоль сирийско-турецкой границы, бодаясь с Халифатом. Помощь отрядам оказывает регулярная турецкая армия, которая со своей территории наносит артиллерийские удары по позициям «чёрных». Основная задача – создать буферную зона, протурецкий анклав, который позволит оказывать давление на Алеппо, частично удерживаемое Асадом, проводить снабжение террористов в провинции Идлиб, и, главное, не дать курдам пробить коридор к своим соплеменникам на северо-западе Сирии. В этом случае курды получат не просто территорию, но и удобный канал для транспортировки нефти едва ли не к самому морю, лишив Турцию статуса безальтернативного посредника.

 

Геополитическое значение северных районов Сирии понимают все участники войны. Сейчас здесь разворачиваются сражения за контроль над ключевыми городскими центрами. Курды пробиваются к Манбиджу, а сторонники Асада — подразделения спецназа «Тигр», батальона «Соколы пустыни», местные ополченцы приближаются к Аль-Бабу.

 

Аль-Баб

Аль-Баб

 

Напомним, в конце прошлого года сирийская армия смогла провести удачную спецоперацию против Халифата и разблокировать базу Кувейрис, которая годами сражалась в полном окружении. Отсюда и началось наступление на Аль-Баб. По слухам, сейчас эту базу усиленно укрепляют с помощью российских военных советников и ракетно-зенитных комплексов С-300. То есть северное направление для Асада остаётся приоритетным.

 

Не дремлют и американцы, которые по данным английской прессы планируют отстроить военную базу в северо-восточной части Сирии, в городке Маликия, в 190 км от города Хасаки. Естественно, разрешения официального Дамаска Вашингтон спрашивать не намерен. Для США такой вариант – единственная возможность закрепиться в Сирии на плечах курдских ополченцев, а своя база позволит проводить более-менее независимую политику и увиливать от гарантий курдского государства в обмен на лояльность.

 

К югу от Алеппо Ан-Нурса и «Свободная сирийская армия (ССА) смогли более-менее стабилизировать фронт вдоль трассы Дамаск-Алеппо. Здесь ядром проасадовских сил является иранский контингент, сейчас он перегруппируется и наращивает снабжение. Ожидается, что в скором времени наступление возобновится. В самом Алеппо продолжаются многосторонние бои армии, исламистов и Халифата в плотной жилой застройке.

 

 

Латакия

 

Также весьма успешно проходит наступление сирийской армии и ливанских отрядов Хезболлы в провинции Латакия.

 

Латакия

Латакия

 

На карте хорошо видно, как продвинулись силы Асада с начала операции – тёмно-красная пунктирная линия показывает фронт на 7 октября 2015 года). В 10-х числах января правительственные войска после двух месяцев блокады и захвата ключевых высот наконец отбили чрезвычайно укреплённый город Сальму, расположенный на скалистом хребте и накачанный войсками исламистов. Фронт боевиков едва не развалился, однако гористая местность помешала военным Асада быстро продвинуться вперёд, а подкрепления из Турции и Идлиба помогли исламистам и ССА стабилизировать фронт на некоторое время. Тем не менее, наступление продолжается. В ближайшее время армия скорее всего займёт важные населённые пункты Рабию и Кинсабу, а затем по трассе М4 сможет ворваться в провинцию Идлиб, отрезав боевиков от турецкой помощи.

 

Идлиб

Идлиб

Рекомендуем:  Российский Су-25 уничтожил полевой лагерь боевиков ИГ в Хомсе

В Латакии впервые засветились российские военные специалисты, которые вероятно координировали атаку на Сальму. Здесь же в северной Латакии вовсю орудует и наша авиация, что позволяет сирийцам продолжать наступление практически без передышки. Очевидно, это направление является приоритетным для Москвы. Не стоит забывать о том, что именно в горах Латакии был подбит наш истребитель, а туркоманы убили лётчика. Таким образом, Россия мстит, медленно, постепенно и беспощадно.

 

 

Провинция Деръа

 

Деръа

 

Ещё один «живой» участок фронта – на юге Сирии, в провинции Деръа. Одно время казалось, что все стороны конфликта здесь смирились с определённым статусом-кво. Тем более что официальный Дамаск не хотел вступать в конфликт с Израилем и Иорданией, которые по-хозяйски орудовали в здешних местах и в открытую спонсировали племенные отряды и исламисткие формирвоания. Однако в новом году армия пробила коридор к самому югу, ворвавшись в важный логистический узел город Шейх-Мискин. Правда увязла в городских вялотекущих боях, как и в самом Деръа.

 

Тем не менее, позитивная тенденция налицо. Учитывая, что смена диспозиций вынудила местные группировки вступить в вооружённые конфликты друг с другом. Тактика постоянного давления приносит и здесь свои плоды. Так, Амманский центр военных операций, координирующий действия повстанцев в Южной Сирии приказал Южному Фронту и аффилированным группировкам прекратить нападения на силы режима и сосредоточить свои усилия против Ан-Нусры. Логика действий Иордании понятна: местное население, лояльное исламистам, бежит через границу. Сирийских беженцев в Иордании на сегодняшний день уже более 30% населения, столько же – палестинцев. Вместе они представляют серьёзную угрозу для иорданского королевства. И уж лучше стабилизировать ситуацию в Сирии, чем грезить планами отторжения южных её территорий.

 

Осмелев, Дамаск уже поднимает вопрос об оккупации произраильскими боевиками Голанских высот. В общем, если раньше сирийский юг был статичной фронтовой территорией, чуть ли не отторгнутой у Асада, то сегодня вновь открывается поле для диалога о послевоенном устройстве.

 

 

Хомс, Хама, Дамаск

 

Дамаск

Дамаск

 

В столице армия продолжает выкуривать исламистов и «чёрных» из городской застройки. Победный счёт ведётся даже не по улицам – по конкретным домам. Проблемы доставляют многочисленные подкопы, канализационные ходы, подземные переходы, обустроенные и укреплённые за годы противостояния. Их приходится взрывать, отходить и снова штурмовать позиции. Будни войны. Прогресс в столичном регионе заметен лишь на больших временных отрезках. Вот карта от 2013:

 

Дамаск. 2013

Дамаск. 2013

 

а вот от 2015:

 

Дамаск. 2015

Дамаск. 2015

 

Кроме того, здесь идут и мирные переговоры с боевиками. Так на днях было заключено соглашение с группировкой в пригороде Аль-Кадам. Часть бандитов на автобусах и без вооружения были вывезены в Раку и Идлиб, почти полторы тысячи оппозиционеров согласились перейти на сторону Асада. 500 семей вернулось в свои дома. Аль-Кадам важен для логистики – здесь находится участок основной трассы север-юг, а также ближайшая к Дамаску железнодорожная станция. Похожие переговоры идут в районах Ярмук и Хаджар-аль-Асвад.

 

Хомс

Хомс

 

В провинции Хомс сирийская армия продолжает варить огромный Растанский котёл. В прошлом году военные безуспешно пытались рассечь окружённых боевиков надвое, но с конца декабря сосредоточились на срезании отдельных территорий. Январское генеральное наступление повстанцев было отражено. Ополченцы Асада в свою очередь возобновили блокаду города Каратьян и перерезали стратегическую трассу, которая вела к иракской границе. В итоге боевики испытывают серьёзные проблемы со снабжением, пользуясь лишь грунтовыми дорогами к пальмире, которые удачно мониторятся российскими ВКС. Конвои с боеприпасами и оружием уничтожаются регулярно. Скорой ликвидации этого котла ждать не стоит, но в таких условиях для армии важнее беречь силы и личный состав.

 

Пальмира

Пальмира

 

К юго-востоку от Хомса по направлению к Пальмире идут локальные бои с переменным успехом. Древний город уже который месяц называют едва ли не главной стратегической целью асадовской коалиции, поскольку его захват позволит обеспечить контроль над югом пустыни и пробить корридо в осаждённый Дэйр-эз-зор. Но похоже в ближайшие месяцы ждать здесь атаки не стоит. Во-первых, сам факт давления на Пальмиру вынуждает Халифат держать тут крупные силы, ослабляя другие участки фронта. Во-вторых у Асада не хватает частей для контроля за широкой, но малообжитой пустыней. Наконец, сезон песчаных бурь сильно усложняет ведение боевых действий для регулярной армии, но способствует партизанским вылазкам боевиков. В итоге здесь держится около полутора тысяч ополченцев, а населённые пункты регулярно переходят из рук в руки.

 

 

Дэйр-эз-Зор

Предыдущее соображение наглядно показала ситуация в городе Дейр-эз-зор, который не первый год находится в глубоком тылу Халифата на востоке Сирии.

 

Дэйр-эз-Зор

Дэйр-эз-Зор

 

На минувшей неделе под покровом песчаной бури группировки Исламского государства здесь организовали крупнейшее с 2014 года наступление. Российские ВКС не смогли поддержать защитников, разве что узнав прогноз погоды успели скинуть «гуманитарную» помощь. Однако внезапная атака «чёрных» с несколькими десятками «смертников» и «шахид-мобилей», застала армию врасплох, в итоге часть территорий была одномоментно потеряно, а затем несколько дней подряд возвращалась с потерями. Кровопролитные сражения здесь идут до сих пор. Халифат сосредоточил вокруг города мощную группировку и настроен всерьёз.

 

Петр Скоробогатый

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:545
comments powered by HyperComments