Главная » Новости » Экспертное мнение » Ищенко Ростислав » Ростислав Ищенко: Линии разлома в ЕС. Германия грозит санкциями Польше

Ростислав Ищенко: Линии разлома в ЕС. Германия грозит санкциями Польше

1

Намерение Германии наказать Польшу европейскими санкциями — последняя ее попытка подтвердить статус лидера ЕС и заставить непослушных если не любить, то подчиняться, замечает Ростислав Ищенко.
Россия еще праздновала Рождество, а Евросоюз внезапно оказался в ситуации острого внутреннего конфликта. Германия ополчилась на Польшу и требует ввести против нее санкции ЕС. Причем в этом вопросе Берлин явно настроен куда более решительно, чем при рассмотрении вопроса о введении антироссийских санкций.

Мотивировка — несоответствие действий Варшавы «базовым европейским ценностям» представляется достаточно несущественной. Поляки (не первые и не последние в ЕС) всего лишь решили несколько усилить влияние государства на государственные же СМИ и судебную систему. Таким образом, имеем дело с поводом, а не с истинной причиной противостояния Берлина и Варшавы. Причина же тем более интересна, что действия Германии ставят под вопрос и так непрочное единство ЕС.

В среду 13 января еврокомиссары должны обсудить ситуацию в Польше, в связи с поправками, внесенными сеймом в законы о СМИ и о конституционном суде. 19 января вопрос должен обсудить Европарламент.

Сразу после того, как 7 января законы о внесении поправок подписал президент Польши Анжей Дуда, последовала реакция председателя фракции ХДС/ХСС в немецком бундестаге Фолькера Каудера, которого немедленно поддержал председатель консервативного блока в Европарламенте Херберт Реуль. Оба политика выступили за введение ЕС экономических санкций против Польши. Аналогичную позицию занял председатель Европарламента Мартин Шульц, обвинивший Польшу в «путинизации Европы» и проведении политики, противоречащей «базовым европейским ценностям».

Характерно, что Мартин Шульц в Европарламенте представляет Партию европейских социалистов (в 2014 году даже избирался лидером группы социалистов и демократов в Европарламент), а во внутригерманской политике является членом СДПГ. Правительство же Ангелы Меркель после выборов 2013 года опирается в бундестаге на «большую коалицию» ХДС/ХСС-СДПГ.

Таким образом, жесткая антипольская позиция в унисон заявлена всеми партиями германской правительственной коалиции и сразу же вынесена ее представителями на общеевропейский уровень.

Понятно, что данный демарш был согласован с федеральным правительством. Ведь если бы речь шла об исключительно внутриполитическом характере германской инициативы, то все бы ограничилось дебатами в бундестаге. Германия же умышленно сделала неизбежным рассмотрение польского вопроса на высшем европейском уровне, переведя проблему в разряд внешнеполитических и общеевропейских.

Вряд ли Берлин реально планирует добиться немедленного введения против Польши европейских санкций. Тем более что в поддержку Варшавы уже выступил премьер Венгрии Виктор Орбан, имеющий за плечами многолетний опыт борьбы с ЕС примерно по тому же поводу. Однако уровень, до которого Германия подняла ставки, свидетельствует о том, что правительство Меркель и правящий блок в целом готовы к затяжному конфликту внутри ЕС, а значит, имеют в запасе средства наращивания давления на Польшу, независимо от ее возможной поддержки частью восточноевропейских государств.

Имеет ли право государство контролировать государственные СМИ

Что же такого опасного усмотрели германские власти в действиях своих варшавских коллег? Ведь польские правые всего лишь усилили контроль исполнительной власти над польским общественным телевидением и польским радио (членов правления которых теперь будет назначать министр казначейства), а также отобрали у конституционного суда право самому прекращать полномочия судей. Теперь это совместная прерогатива конституционного суда и сейма, а для наложения на судей дисциплинарных взысканий необходим запрос от президента или министра юстиции.

В первом случае власть по факту усиливает контроль над государственными СМИ. Кстати с протестом против действий своего правительства выступили преимущественно руководители польских государственных медиа. Во втором, процедуры наложения взысканий на судей и прекращения их полномочий усложняются, что, по идее, должно повысить их прозрачность и сократить возможность злоупотреблений.

Тем не менее, удар наносится Германией по Польше, чьи злоупотребления явно не самые значительные в Европе, а борьба против Варшавы — не самое простое дело для Берлина. В чем же дело?

Комплекс несостоявшейся империи

Думаю, не ошибусь, если скажу, что из всех восточноевропейских государств так называемых новых членов ЕС, Польша — единственное с неизжитым комплексом несостоявшейся империи. Мы с этим комплексом постоянно сталкиваемся в виде немотивированной на первый взгляд польской русофобии, которая зачастую заставляет Варшаву проводить политику (в том числе экономическую), противоречащую собственным государственным интересам. Достаточно вспомнить, что проекты «северных потоков» появились ровно после того, как Польша отказалась рассматривать даже возможность прокладки по своей территории второй ветки газопровода «Ямал-Европа».

Но этот комплекс проявляется не только в отношении Польши к России, но и в ее взаимоотношениях с лидерами ЕС, с которыми Варшава пытается стать вровень. Это такая же историческая черта польской политики, как ее противостояние с Россией.

В начале XXI века в польской политике произошло только одно существенное изменение — франко-британская ориентация 1939 года сменилась нынешней американо-британской. В остальном Польша также претендует на свое доминирование в Восточной Европе (как минимум в Прибалтике, Белоруссии и на Украине). При этом она рассматривает Европейский Союз как средство обеспечения своих интересов. Грубо говоря, Франция и Германия должны политически, экономически и финансово обеспечить геополитические планы Варшавы, а чтобы они не ставили эту свою обязанность под сомнение Польша приняла на себя почетную миссию обеспечения американских интересов как в Восточной Европе, так и в ЕС.

Первоначально этим грешили и Венгрия с Чехией. Достаточно вспомнить, что и их (наряду с Варшавой) имел в виду тогдашний президент Франции Жак Ширак, когда заявил, что «они упустили прекрасную возможность промолчать», поддержав еще в статусе кандидатов в члены ЕС агрессию США в Ираке.

Однако с течением времени Чехия и Венгрия, не страдающие комплексом несостоявшейся империи, заняли более прагматичную позицию, как в отношениях с Россией, так и во внутриевропейских взаимоотношениях. Варшава же с радостью осталась главным локомотивом продвижения американских интересов в Восточной Европе. Прибалты же идут прицепом к польскому «паровозу».

Понятно, что польские политические амбиции, никак не подкрепленные материально, не могли радовать Германию, которая вынуждена была тратиться на содержание всего ЕС, а тут ей по факту предложили профинансировать еще и имперские фантомные боли Третьей Речи Посполитой. Но, до поры до времени, немцы, имевшие от своего экономического доминирования в Евросоюзе отнюдь не маленький гешефт, мирились с польской фрондой — прибыли все равно превышали издержки.

Разнонаправленная Европа

Все начало меняться в последние годы.

Вначале Германия вынесла на себе все политические трудности, связанные со смещением Януковича и украинской евроассоциацией (которую инициировали и продвигали Польша и Швеция), узнав, когда пришла пора делить барыши, что заявленный Берлином на президентство Кличко забракован США, и что теперь Вашингтон сам будет решать, кому править в Киеве. Затем по Германии ударили и санкции ЕС, введенные против России не только под давлением и США, но и при усиленном лоббировании Британии, Голландии, Швеции и той же Польши. Причем, помимо собственных потерь немецкого бизнеса от санкций, Берлин получил еще и косвенный удар от потерь других стран ЕС — общее ухудшение финансово-экономического положения Евросоюза сократило емкость его рынка для германских товаров, увеличив расходы Германии на содержание «общеевропейского дома».

Баланс прихода и расхода в германском проекте ЕС поменялся в худшую сторону.

В то же время Польша, потеряв на экспорте яблок в Россию, активно пытается выиграть на реституции утраченной ее гражданами на Украине собственности, а также (уже на официальном уровне — в выступлении президента Анжея Дуды перед депутатами сейма) аккуратно заявляет претензии на восстановление своей восточной границы по состоянию на 1-е сентября 1939 года. Что характерно, довоенную западную границу поляки менять в пользу Германии не планируют.

Наконец, в то время как Германия всеми силами старается закрыть конфликт вокруг Украины и вернуться к конструктивному сотрудничеству с Россией, Варшава играет на обострение. Памятуя польское безумие образца 1939 года, в Берлине не могут исключать варианта, при котором политические наследники маршала Рыдз-Смиглы попытаются втянуть ЕС в войну с Россией за Украину в интересах США.

Проблема мигрантов расколола ЕС окончательно

Ну и каплей, переполнившей чашу, возможно, стал фактический саботаж стран ЕС по приему азиатско-африканских мигрантов. Саботируют-то все, но особенно активно против германской идеи распределения бремени между всеми странами ЕС сражаются Прибалтика и Польша. Понятно, что на трех лимитрофов, которых обычно обозначают одним словом (настолько мало они значат в мировой политике все вместе и каждый в отдельности) никто внимание не обращает. Они фрондируют лишь за спиной Польши. Достаточно подавить Варшаву — и Остзейские земли моментально склонятся перед германской мощью.

И вот как раз в этом плане, польский правительственный контроль над прессой и судами резко сокращает германские средства воздействия на ситуацию.

Напомню, что в самой Германии правительственная политика поощрения миграции пока еще не стала причиной массовых протестов лишь по двум причинам.

Во-первых, мозги населению старательно промывает либеральная пресса, лелеющая комплекс вины и клеймящая фашистами всех, кто пытается потребовать от мигрантов минимальной законопослушности.

Во-вторых, германская судебная система ориентирована на попустительство мигрантам и жесткое наказание за любые антмигрантские действия.

Работа с независимыми СМИ и самодовлеющей судебной системой давала богатому Берлину шанс сформировать нужный информационный, а затем и юридический фон во всем ЕС. Контролируя же информационную политику и суды, польские правые запустят их в прямо противоположном направлении.

С учетом того, что аналогичным образом уже работает правое правительство Венгрии, а в очереди, как всегда стоят прибалты, Германия сталкивается с объединенной оппозицией Восточной Европы своей миграционной политике. Не сломав же Восточную Европу, нельзя надеяться сломать и Западную. Ну а если миграционная политика правительства Меркель останется только политикой Германии, при уже не тихом саботаже, а открытой оппозиции всего ЕС или его значительной части, партии «большой коалиции», чьи шансы на следующих выборах и так проблематичны, рискуют потерпеть самое катастрофическое поражение в своей истории.

Колебательная политика Берлина, предполагающая формальную поддержку санкционной стратегии Вашингтона, при одновременных попытках восстановить отношения с Россией на основе минских договоренностей по Украине, себя исчерпала.

Киев наотрез отказывается исполнять свои обязательства. Вашингтон настаивает на версии, согласно которой реализацию минских соглашений должна обеспечить Россия.

В самом ЕС как минимум Венгрия, Греция и Италия все активнее выступают против санкционной политики, а одновременно и против навязываемой Берлином политики жесткой экономии, добивающей экономику этих стран. На востоке и юге Европы усиливаются позиции правых, выступающих как против финансовой политики ЕС, навязываемой Берлином, так и против миграционной политики Меркель.

Антимиграционная смычка правого правительства Венгрии, представляющего в ЕС условно пророссийский вектор и правого правительства Польши, занимающего жесткую проамериканскую позицию, свидетельствует о возможности появления в ЕС широкого ситуативного антигерманского блока.

По разным причинам диктат Берлина оказывается неприемлемым и для погрязшего в долгах юга, и для проамериканского востока ЕС.

Меркель между двух огней

Меркель в итоге оказывается в позиции свергнутого при ее активной поддержке Януковича, от которого пророссийская Украина отвернулась из-за пацифистской позиции в отношении майдана, а проамериканская — из-за недостаточной русофобии. В эпоху жесткой поляризации попытка занять позицию «ни вашим, ни нашим» мешает «и вашим, и нашим».

Русофобским Польше и Прибалтике от Германии требуется следование в фарватере американской политики без каких-либо колебаний — вплоть до присоединения к пресловутому TTIP (трансатлантическому торгово-инвестиционному партнерству), устанавливающему окончательное доминирование США в ЕС и низводящему Германию на уровень той же Польши (по версии Варшавы — возвышающему Польшу до ослабленной Германии).

Погрязшему в долгах нищему югу необходимо восстановление и расширение торгово-экономического партнерства с Россией, дающее надежду на восстановление экономики ЕС и решение долговой проблемы. Берлин, в нынешней позиции, является камнем преткновения и для одних, и для вторых.

Намерение Германии наказать Польшу европейскими санкциями — последняя попытка подтвердить свой статус лидера ЕС и заставить непослушных если не любить, то подчиняться. В рамках ЕС она фактически дублирует обанкротившуюся глобальную политику США, которые тоже пытались задавить всех потенциальных оппонентов, ни с кем не идя на компромисс.

Почему важен союз России и Германии

Но Варшава является такой же занозой для Германии в ЕС, как для России в Восточной Европе. Причем и в одном, и во втором случае Польша опирается на поддержку США. Именно поэтому неослабевающие в последние годы попытки Москвы подать руку Берлину (и Парижу, испытывающему сходные проблемы) через головы восточноевропейского «санитарного кордона» являются вполне логичными с точки зрения государственных интересов как России, так и Германии. А также интересов сохранения единства ЕС.

Без союза с Россией Германия остается одиноким раздражителем для всего Евросоюза (хоть и по разным причинам). Более того, без союза с Россией она вряд ли сможет даже подавить поддерживаемую США Польшу. Ну а если Варшава устоит после того, как Берлин мобилизовал против нее все свои силы (в том числе и на уровне евробюрократии), для германского авторитета в Евросоюзе это будет не менее катастрофично, чем для американского авторитета на Ближнем Востоке неспособность свалить поддержанного Россией Асада.

Третий раз в своей истории Германия и Россия неумолимой силой логики развития политической ситуации приходят к необходимости разрыва восточноевропейского «санитарного кордона».

При всей разнице режимов королевской Пруссии, императорской Германии и нацистского Рейха, а также императорской и советской России, объективная политическая реальность всегда толкала к одному и тому же решению одной и той же проблемы.

Разница лишь в том, что в XVIII-XX веках вопрос решался при помощи военно-политической ликвидации лимитрофов. Сейчас более экономичным, доступным и эффективным является способ финансово-экономического подавления и политико-дипломатической изоляции. Однако в любом случае необходимо осознание геополитической неизбежности совместных действий, на основе общности (хотя бы ситуативной) стратегических интересов.

Пока что к германской правящей элите это осознание не пришло. Она все еще судорожно пытается усидеть на двух стульях, один из которых США, при помощи Польши, из-под нее уже почти выбили.

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:380
comments powered by HyperComments