Главная » Новости » Невольные каменщики и их пиарщики: что не так с уголовным делом владельца «Домодедово»

Невольные каменщики и их пиарщики: что не так с уголовным делом владельца «Домодедово»

e14356f2817a06eaa07d9ed559784c4a

Уголовное дело против Дмитрия Каменщика было заведено в прошлом году за «оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности, повлекшим смерть двух и более лиц» (в связи с терактом в «Домодедово» в 2011 году). Основного владельца аэропорта поместили под домашний арест. Накануне прокуратура обжаловала в Мосгорсуде продление ареста Каменщику, настаивая на освобождении обвиняемого. Юрист Илья Ремесло разобрался в сути резонансного уголовного дела.

24 января 2011 года в московском аэропорту «Домодедово» прогремел взрыв. Взрывное устройство, начиненное металлическими поражающими элементами, привел в действие террорист-смертник Магомед Евлоев. Погибли 37 человек, еще 172 получили ранения.

Взрыв произошел в зале прилета международного терминала, где встречающие ждут пассажиров после выдачи багажа и прохождения таможенного контроля. В этот зал и проник Евлоев, зайдя с улицы, благополучно миновав проверочный пост и рамки с металлоискателями, которые стоят возле входных дверей.

Изначально СК возбудил дело по факту неисполнения требований по обеспечению транспортной безопасности в «Домодедово», фигурантами которого стали руководители фирм и госорганов, ответственных за безопасность в аэропорту, однако следствие прекратили еще четыре года назад.

В июне прошлого года СК было возбуждено новое дело – за оказание услуг, не соответствующих требованиям безопасности (статья 238 УК РФ). На этот раз под подозрение попали менеджеры и фактические собственники аэропорта. Главным фигурантом стал контролирующий акционер «Домодедово» Дмитрий Каменщик.

Возбуждение дела вызвало бурную реакцию журналистов и правозащитников, обвинивших СК в намерении «отнять у Каменщика аэропорт». Особенно отличилась журналист «Эхо Москвы» и «Новой  газеты» Юлия Латынина, которую за многолетнюю медиа поддержку Каменщика называют его «теневым пресс-секретарем». Каменщик именовался не иначе как эффективным частным управленцем, противостоящим злым чиновникам.

Позиция обвинения

Как утверждает обвинение, для предотвращения терактов руководством аэропорта еще в 2007 году была внедрена «Технология досмотра на входах в аэровокзальный комплекс». Входящие в здание аэровокзалов должны были проходить через рамки стандартных металлоискателей, а в случае необходимости подвергаться досмотру с применением ручного металлоискателя с участием специального сотрудника. Помимо досмотра, сотрудники службы авиабезопасности должны были выявлять пассажиров из т.н. «группы риска» (выходцев из арабских стран, Средней Азии и Северного Кавказа) и проводить с ними собеседования, как делают, например, в Израиле.

Избежать толчеи и очередей пассажиров и встречающих, считает следствие, можно было за счет реконструкции аэропорта с увеличением количества входов и большего количества специальных сотрудников на этих входах. То есть за счет дополнительных расходов.

Но, по версии следствия, «фактические владельцы» аэропорта пошли по другому пути, решив минимизировать затраты на безопасность. В результате в 2009-2010 владельцами и их подчиненными была разработана новая технология досмотра в «Домодедово», которая предусматривала сокращение очередей «путем уменьшения действий, непосредственно связанных с контролем и досмотром входящих».

Реже досматривают – меньше очереди, логично. На каждом входе в аэропорт находился лишь один сотрудник службы авиационной безопасности, который с помощью интроскопа досматривал багаж и личные вещи входящих. Через рамки металлоискателей самих пассажиров, как считает следствие, не пропускали, а тем более не беседовали с представителями «группы риска».

Все это, по мнению следствия, позволило сократить очереди, но при этом увеличило вероятность проноса взрывчатки. 24 января 2011 года Евлоев, минуя рамку металлоискателя, беспрепятственно прошел в здание с мощной бомбой, скрытой верхней одеждой. Согласно выводам взрывотехнической экспертизы, самодельное взрывное устройство у Евлоева было бы найдено металлоискателем.

Позиция защиты

Администрация аэропорта и пиарщики его владельцев оспаривают выводы следствия о причинно-следственной связи между сменой технологии досмотра и терактом в аэропорту, называя их нелогичными. Защита перекладывает вину со Службы авиационной безопасности аэропорта (САБ), не предотвратившей теракт, на правоохранительные органы.

САБ, по их мнению, не имела права самостоятельно досматривать пассажиров на входе. Это могли делать только сотрудники МВД. Также утверждается, что разные суды несколько раз подтвердили отсутствие нарушений авиабезопасности со стороны администрации «Домодедово».

Разберем наиболее важные из доводов сторон.

Могла ли повлиять смена технологии досмотра на его качество и привести к пропуску террориста? Чтобы ответить на этот вопрос, сравним текст технологий 2007 и 2010 года:

Если раньше мероприятия назывались «контроль», то в новой инструкции они именуются «досмотром». Если раньше их проводили инспекторы САБ, то затем к ним присоединились сотрудники УВД. На первый взгляд, это усиление мер безопасности, но с другой стороны – руководство аэропорта сняло персональную ответственность за проведение досмотра с сотрудников САБ, а их полномочия были размыты.

Старой технологией предусматривалось использование кинологической группы собак для обнаружения взрывчатки. Из новой версии текста пункт убрали.

Юлия Латынина, чаще всего озвучивающая позицию владельцев «Домодедово», мотивирует принятие новой технологии так:

«Согласно приказу Минтранса от 25.07.2007 о «Правилах проведения предполетного и послеполетного досмотра» САБ аэропортов имела право досматривать пассажиров только на входе в «чистую зону». На входе в аэропорт сотрудники САБ могли это делать только вместе с полицией. Медведев обвинил сотрудников коммерческой структуры в том, что они не делали то, что они имели права делать. Если бы они досматривали посетителей на входе в аэропорт, они бы нарушали закон».

Но в Федеральных авиационных правилах, на которые ссылаются пресс-релизы самого аэропорта, опровергаются слова Латыниной. Там говорится, что мероприятия по контролю и досмотру пассажиров должны быть «согласованы с органами внутренних дел».

Есть некоторая разница между словами пресс-релиза аэропорта «в порядке содействия МВД» и тем, что написано в законе, не так ли? Пункт предписывает проводить антитеррористические мероприятия и согласовывать их с органами МВД. Ни о каком «содействии» не говорится. Складывается впечатление, что аэропорт пытается размыть свою ответственность за досмотр: «Мы просто содействуем МВД, а проверяют они».

А Латынину можно поздравить с очередным успехом: ее опровергают не только положения закона, но и те, кто заинтересован в отстаивании позиции аэропорта.

Является ли досмотр на входе в аэропорт мерой авиационной безопасности?

В «Домодедово» утверждают, что «досмотр на входе не расценивается законодательством как мера авиационной безопасности; он предназначен для всех лиц, входящих в свободную для посещения «грязную» зону пассажирского терминала».

Но Воздушный кодекс РФ утверждает совсем иное:

«Авиационная безопасность — состояние защищенности авиации от незаконного вмешательства в деятельность в области авиации. Авиационная безопасность обеспечивается службами авиационной безопасности аэродромов или аэропортов. Незаконное вмешательство в деятельность в области авиации — противоправные действия (бездействие), угрожающие безопасной деятельности в области авиации, повлекшие за собой несчастные случаи с людьми, материальный ущерб».

Таким образом, теракт в аэропорту напрямую затрагивает авиационную безопасность (странно, что это вообще надо пояснять), которая, согласно этому же определению, обеспечивается службами авиабезопасности.

Недействительные решения судов как позиция «Домодедово»

Администрация аэропорта ссылается на решение Арбитражного суда Подмосковья (от 08.04.2011 по делу № А41-6502/11), которое установило, что «службой авиационной безопасности аэропорта на входе в здание аэровокзала в момент проверки осуществлялись проверочные мероприятия в отношении входящих лиц в той мере, которая возложена на службу авиационной безопасности аэропорта и допускается законом».

В базе данных арбитражных дел видно, что это решение отменено вышестоящей инстанцией.

Довольно удивительно, что такие легко опровергаемые аргументы использует такая серьезная организация, как аэропорт «Домодедово»

Зачем вообще принималась новая технология досмотра?

Аэропорт, стремясь опровергнуть выводы следствия, говорит, что новая технология возникла не экономии ради, а для исправления пробелов в законе. Также аэропорт с гордостью рапортует, что новая технология была утверждена компетентным госорганом.

А что насчет прежней технологии?

Сюрприз – она тоже была утверждена компетентным государственным органом!

Получается, что технологию поменяли все-таки не из-за того, что она «не соответствовала Конституции».

Гражданское дело и ЕСПЧ

Аргумент о том, что невиновность менеджмента аэропорта подтверждается судебным решением по гражданскому спору потерпевшей и позицией России в ЕСПЧ ( угадайте автора статьи), также не выдерживает никакой критики.

Во-первых, судебное решение принималось до возбуждения уголовного дела (уже по иным обстоятельствам), во-вторых, при его рассмотрении судом все вышеуказанные вопросы не поднимались. Иначе это означало бы, что для освобождения от уголовного преследования достаточно (например, путем сговора сторон) получить нужное решение любого суда по гражданскому делу.

Что касается позиции России в ЕСПЧ, то она и не могла быть другой. Пока не вынесен приговор тем, кого следствие считает виновными в необеспечении безопасности, государство исходит из их невиновности, как это и предусмотрено уголовным законом.

В итоге:

1. Публичные защитники Дмитрия Каменщика в лице «талантливого и глубокого» журналиста Юлии Латыниной пытаются ввести публику в заблуждение, искажая законодательные нормы и другие факты, которые легко опровергаются. Утверждения о том, что аэропорт не отвечает за досмотр пассажиров на входе, опровергаются как законодательством, так и инструкциями самого аэропорта.

2. Смена технологии досмотра действительно могла повлиять на его качество, а ее основной целью было перекладывание ответственности за обеспечение безопасности. О таком «подарке» террористы зимой 2011 года могли только мечтать.

3. Тем не менее, говорить о виновности обвиняемых рано – как в силу презумпции невиновности, так и в силу того, что следствию еще надо доказать главное: причинно-следственную связь между сменой технологии досмотра и последствиями в виде теракта. Для этого необходимо полностью изучить укомплектованность постов досмотра в день трагедии и прочие важные обстоятельства.

Исчтоник

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:169
comments powered by HyperComments