Главная » Новости » Сегодня уже не возможно отрицать наличие сторонников ИГИЛ в Татарстане

Сегодня уже не возможно отрицать наличие сторонников ИГИЛ в Татарстане

1

О том, что сегодня происходит в мусульманской среде Татарстана, какие имеются в ней течения, направления и движения, в эксклюзивном интервью «Этноглобуса» с экспертом Института национальной стратегии, главным редактором издаваемого в Казани научного журнала «Мусульманский мир» Раисом Равкатовичем Сулеймановым. 

— Раис Равкатович, насколько высок уровень доверия татарских мусульман к муфтию Татарстана Камилу Самигуллину? Есть ли альтернативный кадр на его место?
— Избрание в апреле 2013 года на пост муфтия Татарстана мало кому известного до этого, имама одной из пригородных мечетей Казани 28-летнего на тот момент Камиля Искандеровича Самигуллина было, безусловно, исключительно коньюктурным решением. Ориентация части правящего истеблишмента Татарстана на сотрудничество с ваххабитскими монархиями Аравийского полуострова явно была не по душе предыдущему муфтию Ильдусу Файзову, убежденному стороннику традиционного ислама. То заискивание и низкопоклонство перед арабскими шейхами, которое демонстрировали в Казанском Кремле некоторые чиновники и часть высшего слоя мусульманского духовенства Татарстана, вызывало естественный протест у Ильдуса-хазрата и его друга, известного мусульманского богослова Валиуллы Якупова (1963-2012). Оба стали за свои убеждения жертвами террористов в 2012 году: Якупова убили, Файзов чудом остался жив. Исламские фундаменталисты ликовали. Приближалась летняя Универсиада в Казани в 2013 году, и перед крупным спортивным мероприятием решено было поменять принципиального противника ваххабизма Файзова на, как оказалось позже, терпимого к радикалам Самигуллина. Раненого Фаизова отправили «по состоянию здоровья» в отставку, на его место быстро избрали молодого Самигуллина. Выяснилось, что Самигуллин принадлежит к фундаменталистскому джамаату «Исмаил ага», чьи духовные лидеры были враждебны к России (можно вспомнить как один из лидеров «Исмаил ага» Ахмед Джубели выступал в поддержку чеченских боевиков на Северном Кавказе). Нахождение на посту муфтия Татарстана только подтвердило, что у Самигуллина идеологические убеждения далеки от того, чтобы их именовать однозначно пророссийские. Взять хотя бы его вступление в августе 2014 года в ряды Всемирного совета мусульманских ученых, председателем которой является духовный лидер «Братьев-мусульман» Юсуф Кардави. Зачем нужно было вступать в ряды этой организации, во главе которой вот такой персонаж, на совести которого оправдания государственных переворотов в Египте, Ливии, войны в Сирии? На этот вопрос до сих пор внятного и аргументированного ответа нет со стороны ни Духовного управления мусульман Татарстана, ни со стороны чиновников Казанского Кремля, отвечающих за внутреннюю политику в республике. Тем более общеизвестно, что Юсуф Кардави четко и конкретно называл Россию «врагом ислама №1». Ну вот и зачем было вступать в ряды этой антироссийской организации?

Как только началась подготовка к избранию Самигуллина муфтием, он громогласно провозгласил так называемую «чайную дипломатию». В одном из своих первых интервью он заявил, что в отношении ваххабитов будет действовать по принципу соглашательства, объясняя это тем, что, дескать, «мы татары между собой все наши разногласия сможем решить за чашкой чая». Это вошло в историю как «чайная дипломатия» Камиля Самигуллина. Сразу после избрания на пост муфтия Самигуллин ввел в структуры Духовного управления мусульман Республики Татарстан ряд ваххабитов, о чем открыто писала пресса. Ваххабиты благодарны Самигуллину за это. Однако остальные мусульмане и просто люди со стороны видят, что вот уже скоро будет 2 года как в Татарстане муфтием является Камиль хазрат, а особенно заметных результатов его работы не чувствуется. Личное обогащение и обогащение его ближайшего окружения, пиар-акции вместо систематической работы, организация развлекательных концертов, больше того, что на молодежном сленге называется «показухой» — это отмечают наблюдатели. Как доказательство степени его реальной популярности – это сокрушительное поражение на выборах в Общественную палату Российской Федерации в мае 2014 года. Часть членов этого консультативно-совещательного органа формируется путем интернет-голосования. И Самигуллин проиграл эти выборы глава российских пятидесятников Сергею Ряховскому. Посудите сами: глава одной из самых крупных в России мусульманских организаций (в ДУМ Республики Татарстан входит свыше 1,5 тысячи мечетей), а проголосовало за него 5,2 тысячи человек. Это серьезный повод задуматься, и это реальный показатель степени популярности Самигуллина в мусульманской умме Татарстана. Если кратко сформулировать картину отношения к Самигуллину среди мусульман, то она приблизительно такая: протурецкие элементы его поддерживают, поскольку он укрепляет позиции турецкого джамаата «Исмаил ага» в Татарстане, ваххабиты относятся к нему с восхищением, поскольку он укрепил их позиции, также его одобряют «Братья-мусульмане» (последователи Юсуфа Кардави), тем более, что он вступил в ряды организации их лидера, ну а мусульмане-традиционалисты вынуждены его терпеть.

Альтернативными кандидатами на пост муфтия Татарстана остаются несколько персон: казанский мухтасиб, имам казанской мечети «Марджани» Мансур Залялетдинов, заместитель муфтия, имам казанской мечети «Ярдам» Ильдар Баязитов, другой заместитель муфтия, имам казанской мечети «Гаиля» Рустам Хайруллин, мусульманский богослов Фарид Салман.
Высок ли уровень влияния радикальных исламских организаций, в том числе и ИГИЛ в Татарстане? Имеют ли поддержку в обществе и среди какого контингента?
— По оценкам экспертов, численность радикальных элементов от убежденных приверженцев до симпатизантов в мусульманской умме Татарстана составляет около 3 тысяч человек (всего активно верующих мусульман в Татарстане – 90 тысяч человек из 2-миллионного татарского населения Татарстана; основная масса татар – пассивно верующие, светские люди). Из этих 3 тысяч человек порядка 120-150 имеют джихадистские наклонности и готовы взяться за оружие. Часть из них уже отправились воевать в Сирию и Ирак, присоединились к ИГИЛ в составе так называемого «татарского джамаата». Доказательством того, что идеи «исламского халифата» имеют популярность у определенной части мусульман в Татарстане, служат начавшиеся судебные процессы в Казани над теми, кто возвращается из Ближнего Востока домой, имея за плечами боевой опыт участия в рядах бандформирований. Сегодня уже невозможно отрицать наличие сторонников ИГИЛ в Татарстане. Какого настроения в Татарстане, особенно среди татарских националистов, после присоединения Крыма к России?

— Большинство населения Татарстана, в том числе и татарское, возвращение Крыма в состав России восприняло крайне позитивно и одобрительно. Единственными противниками воссоединения Крыма с Россией в Татарстане остаются татарские национал-сепаратисты, которые публично обозначали свою позицию заявлениями и организацией уличных акций (пикетов и митингов). Они живут по принципу – лишь бы навредить России.

— Есть ли какие либо разногласия между Казанью и Москвой?

— Да, конечно. Казань стремится сохранить атрибуты печально известной эпохи «парада суверенитетов» в России начала 1990-х годов. В частности, это удалось сделать в отношении должности президента Татарстана. Казанский Кремль старается скрыть от федерального центра реальную картину этнорелигиозной ситуации в Татарстане. Мощная машина пропаганды работает на создание искусственного имиджа позитивного образа Татарстана. Если вкратце охарактеризовать механизм реализации внутренней политики в Татарстане, то она существует по принципу: не решение проблем, а их замалчивание. Положение русских, православия, национальные проблемы кряшен (самобытный православный тюркоязычный этнос. – прим.), этнолингвистический конфликт, расцвет ваххабизма – это те проблемы, которые в Татарстане стараются замолчать, скрыть, а для Москвы и всего мира создается иллюзия толерантного рая, который как бы имеется в Татарстане. В Москве порой предпочитают верить в эту пропаганду: так чисто психологически проще живется. А в итоге в Поволжье создается очаг напряженности.

— Как татары относятся к национальной и религиозной идентичности?

— Точно также, как и представители любого другого народа. Для кого-то это актуально и важно, они акцентируют на этом внимание, для других – это менее важно, они не зацикливаются на этом, живя больше другими заботами и проблемами.

— Пытаются ли разные исламские направления захватить ведущие духовные посты в Татарстане?

— Да, конечно. Ваххабиты, «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами», «Исмаил ага», «Нурджулар», гюленисты, «Джамаат Таблиг» — это всё присутствует в Татарстане, некоторым из них удалось заполучить ключевые посты в структурах Духовного управления мусульман Татарстана. Например, как пишут ряд изданий, в Совете улемов ДУМ РТ есть ваххабиты.

— Для Татарстана нередко вместо ваххабизма как проводника интересов Саудовской Аравии и Катара рассматривают турецкий и иранский варианты ислама. Что Вы думаете по этому поводу?

— Иранский вариант (шиизм) не имеет существенного влияния в Татарстане. Да, имеется азербайджанская община, большая часть которой является шиитами. Есть небольшая группа последователей шиизма в Чистополе, связанная с деятельностью таджикского миссионера Бихишти. Имеется несколько этнических татар, которые в результате своего личного духовного поиска пришли к шиизму. Но численно это небольшая группа. В 2007 году, когда было открыто Генеральное консульство Ирана в Казани, со стороны Тегерана звучали предложения построить шиитскую мечеть в столице Татарстана. Однако и муфтият, и светские власти были против этой идеи. В итоге до реализации дело не дошло.

Протурецкие общины имеются в Татарстане, причем их воспринимать стоит посерьезнее, чем все-таки более экзотический для Татарстана шиизм. Я уже упоминал «Нурджулар», гюленистов и «Исмаил ага». Сейчас член последнего джамаата во главе Духовного управления мусульман Татарстана. Есть также сторонники Назима Хаккани, турецкого шейха с Северного Кипра. Ежегодно в Казань приезжают в месяц Рамазан 30-ть турок, которые разъезжают под видом коран-хафизов по всему Татарстану. Нетрудно догадаться, что они попутно собирают информацию. Причем сразу же возникают вопросы: стоит ли так духовно ориентироваться на Турцию? Зачем? Нашему российскому государству нужно добиться, чтобы не было у российских мусульман духовной ориентации на иностранных шейхов.

Источник: kurdistan.ru

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook

Просмотров:182
comments powered by HyperComments